Загадки сталинградской крепости

  • В бывшем клубе Сталгрэса сегодня школьники занимаются творчеством
  • Волошинов Сергей (сын)
  • А в этом здании разместилась больница
  • Волошинов Евгений (Отец)
  • Известный на весь мир Дом Павлова сегодня
О судьбе архитектора, спроектировавшего Дом Павлова. Дом Павлова – одна из легендарных крепостей, о которой известно всему миру. Защищавшие этот сталинградский дом бойцы 58 дней держали оборону и не пропустили гитлеровцев к Волге. С этим зданием связано много историй и даже легенд. Но точно известно, что построено было здание в мирное время на сталинградской площади 9 Января. А вот имя архитектора, который спроектировал дом, долгое время оставалось загадкой. И только совсем недавно оно было возвращено из забвения, заново открыто для потомков. Неизвестную историю узнала и расскажет обозреватель «ВП» Юлия ГРЕЧУХИНА.

Ее «раскопал» Петр Петрович Олейников, автор уникальных исследований довоенного Сталинграда. Он же рассказал и о судьбе неординарной семьи архитекторов Волошиновых, много сделавшей для нашего города. На недавно открывшейся выставке «Архитектурное наследие Царицына – Сталинграда –Волгограда» исследователь щедро поделился своими открытиями. Мы увидели макеты многих построек довоенного города, утраченных во время Сталинградской битвы, узнали о людях, которые их создавали.

«Неправильная» биография

Отец проектировщика Дома Павлова тоже был известным в нашем городе архитектором. Звали его Евгений Андреевич Волошинов. Судьба этого человека невероятна. Он был родственником знаменитого художника Архипа Ивановича Куинджи. Родился в 1878 году в Мариуполе. Происходил из обеспеченной семьи, получил блестящее образование в политехническом институте Риги, занимался частной практикой.

Во время революции, когда новая власть преследовала «буржуев», жизнь побросала Волошинова по стране. По некоторым данным, в 1918-м, когда начались аресты интеллигенции, его тоже забрали в ЧК, но затем отпустили. Пока не осел он в Сталинграде в 1924 году.

Здесь он вырос до губернского инженера, что примерно соответствует должности сегодняшнего главного архитектора области. Был Волошинов одним из самых грамотных и принципиальных спецов. Его фамилия стоит на разрешительных документах многих построенных в довоенном Сталинграде зданиях, а также на документах по выделению земли под тракторный завод в 1926-м.

Подписывал он и акты ввода в эксплуатацию сталинградских зданий, большинство из которых, увы, не сохранились до наших дней. Это Дом летчиков, Дом Красной Армии, практически все строившееся в 1920–1930 годах.

Первые архитекторы

Евгений Андреевич Волошинов, один из первых профессиональных архитекторов Сталинграда, имел непререкаемый авторитет. Его настолько уважали, что даже при непролетарском происхождении доверили серьезную административную и педагогическую работу.

Волошинов был членом комиссии по переводу из Саратова в Сталинград столицы Нижне Волжского края, преподавал архитектуру в Сталинградском строительном институте, был делегатом I Cъезда cоветских архитекторов.

Между тем времена тогда были отнюдь не вегетарианские. Известно, что в рядах архитекторов шли сталинские зачистки и многие попали под молох репрессий. Например, не повезло архитектору Данкману. Сотоварищи обвинили его в затягивании проектирования областной библиотеки в Сталинграде. После этого его имя нигде не упоминалось, в том же году его репрессировали.

Новый город

При всей своей советской административной нагрузке Волошинов не оставлял творчество. Этот человек стоял у истоков проектирования и строительства современного на тот период города Сталинграда.

Это был совсем новый город, который пришел на смену царицынскому захолустью, – невероятно красивый, по воспоминаниям коренных сталинградцев. И, увы, навсегда потерянный.

Город 1930–1940-х годов нам, потомкам, почти незнаком. Он остался лишь в редких кадрах кинохроники и в немногочисленных открытках, фотографиях тех лет. Но те, что сохранились, впечатляют уютом, какой-то южной вольготностью, ухоженностью набережной, площадей и широких улиц. Чем-то тот канувший в небытие город (районы-новостройки) напоминал черноморские курорты.

Но война уничтожила то, что создавалось любовью и кропотливым трудом. Неудивительно, что сейчас даже специалисты могут по пальцам перечесть волгоградские здания довоенной постройки. Перед войной в городе было более 40 тысяч зданий. Большинство после Сталинградской битвы восстановить оказалось невозможно.

Отец и сын

Сохранилось очень немногое. Евгений Волошинов спроектировал и построил в 1932-м, пожалуй, первый в городе кооперативный дом – жилой дом Инжкоопстроя. Там и жил вместе с супругой Маргаритой Николаевной. Этот дом уцелел после войны, но был сильно разрушен во время Сталинградской битвы и восстанавливался архитектором Фиалко уже в новых архитектурных формах.

Интересна семья Волошинова. Его супруга Маргарита Николаевна в начале 1930-х заведовала кафедрой иностранных языков и была председателем месткома Сталинградского строительного института. Его сын Сергей Евгеньевич пошел по стопам отца, подавал большие надежды. Именно он стал проектировщиком знаменитого на весь мир Дома Павлова (Дома облпотребсоюза).

А кроме того, он был автором проектов других зданий. Они и сейчас украшают наш город – бывший клуб СталГРЭС, ныне центр детского творчества в Кировском районе, жилой дом гидролизного завода на ул. Баррикадной, довоенная школа № 111, а сейчас клиническая больница № 1 в Кировском районе.

Судьба Сергея Евгеньевича трагична. Во время войны он не уехал в эвакуацию и погиб в одной из страшных сталинградских бомбежек. Вместе с ним мученическую смерть приняла его молодая жена, которая была беременна.

Строить, жить!

У Волошиновых был еще один сын – Андрей Евгеньевич, который родился в 1911 году и прожил 98 лет. Он был среди первых строителей тракторного завода, работал там. Во время Великой Отечественной ушел в ополчение, по этой причине не смог проводить семью в эвакуацию перед роковым 23 августа, так как фашисты прорвали оборону и вышли к Волге. Ополченцев бросили в район Спартановки.

Прошел он боевой путь от сталинградского тракторного завода до Берлина, награжден боевыми орденами и медалями. Семье о нем долго ничего не было известно, и только в 1944-м, находясь в эвакуации в Перми, они получили от него первое письмо. После войны он работал главным инженером на заводе ТДиН, затем заместителем директора ВНИИТМАШ.

Дочь Андрея, Маргарита Андреевна, рассказала, что из военной поры ей, пятилетней девочке, запомнилась на всю жизнь страшная бомбардировка 23 августа 1942 года, когда она вместе с мамой и бабушкой чудом смогла переправиться через Волгу. А впереди плывущая баржа затонула с людьми от прямого попадания снаряда.

– Деятельность семьи Волошиновых может быть для нашего поколения примером достойного служения своей стране, – размышляет Петр Олейников, ученый, исследователь, открывший это имя городу. – Профессионализм и скромность, интереск труду, к жизни позволили таким людям во все времена оставаться полезными.

По словам Олейникова, сведения о довоенных архитекторах – сплошное белое пятно. Архивы в войну погибли, поэтому информацию приходится собирать по крупицам.

– Я вел поиски в архивах и музеях Волгограда, Саратова, Перми, Москвы, Санкт-Петербурга, встречался с родственниками, – говорит исследователь. – Думаю, эта возвращенная память – наш долг. Чтобы белых пятен истории было меньше.

DNG

Поделиться в соцсетях