Записки из уездного города

  • Записки из уездного города
  • Записки из уездного города
  • Записки из уездного города
  • Записки из уездного города
  • Записки из уездного города
Как охарактеризовать одной фразой город Дубовку? Конечно, можно сказать: «Город с 1803 года, основанный в 1734 году…» и прочее, и прочее… Или «Дубовка – это живая история в шаговой доступности от Волгограда».

Уже потому, что в силу самых разных обстоятельств в Дубовке старинных зданий конца XIX – начала XX столетия сохранилось не меньше (если не больше), чем в областном городе-герое.

Вековыми дорогами

Добраться волгоградцу до Дубовки совсем несложно – на маршрутке от Тракторозаводского рынка. Стоимость поездки в одну сторону, к примеру из Кировского района, откуда я и начал движение, составит 100 рублей. Поверьте, впечатлений вы получите несоизмеримо больше. Главное, настроиться на встречу с историей.

Знакомство с городом стоит начать с Дубовского районного историко-мемориального и художественного музейного комплекса. Неважно, будете ли вы один или с «компанией веселых друзей» (цитата из классики), приедете ли в Дубовку на своей машине или маршруткой, как я. Сам музей хоть и молод – он открылся 18 сентября 2004 года, – но коллекция его весьма интересна. Кстати, в тот день подобное культурное учреждение появилось в Дубовке впервые за ее 260?летнюю историю.

Музей располагается в доме купца Павла Михайловича Крючкова. Сегодня пять выставочных залов размещаются в жилых и торговых помещениях. На стене дома, если хорошо приглядеться, читается «рекламная фреска» – «Кожевенные товары и обувь П. М. Крючкова».

Цены на билеты и экскурсионное обслуживание вполне демократичные и не меняются с осени 2012 года. А узнав – наверняка! – много нового, стоит прогуляться по улицам Дубовки. Осмотреть старинные дома и купеческие лавки, даже настоящие жернова, пройтись по улице Советской, замощенной не булыжником, а природным камнем. Строили наши предки дороги не чета нам – на века, а не от сезона к сезону. И никакого латочного ремонта не требовалось.

Как на Дубовку обижались сарептяне

Утверждать категорически, что именно Сарепта была в Российской империи «горчичной столицей», видимо, достаточно легкомысленно. И тому есть основание.

– В Дубовке в середине позапрошлого века, – рассказывает директор Дубовского музейного комплекса Виктор Конаков, – было 25 заводов: кожевенные, салотопленные, маслобойные, пивоваренные, лесопильные, рогожные. Из Дубовки произведенные на маслобойных заводах Германа Миллера, Петра и Ильи Казеевых, А. Я. Ваага, Ивана Небесчетнова высококачественные горчичное масло, горчичный порошок и жмых поставлялись в столицы и крупнейшие города империи. Масло разливалось в специальные керамические с глазурью сосуды, в которых оно долго могло храниться. А порошок фасовался в пачки с обильной цветной рекламой.

На международных выставках продукция из Дубовки в качестве не уступала сарептской и не раз удостаивалась медалей. Понятно, что такое положение как?то совсем не радовало их конкурентов из Сарепты. Скорее всего, из?за того, что дубовские производители между собой горчицу упрямо называли «сарептской», но, отправляя в продажу, давали ей свое название. Сарептяне даже жаловались в министерство, в Санкт-Петербург, что Дубовка своей «некачественной продукцией» перебивает их торговлю. Все же, видимо, правильнее будет сказать – «некорректной рекламой» и невысокой ценой. По-нынешнему, всячески демпинговали.

Имя запечатлел в металле

Бывший хозяин дома, в котором сейчас размещается музей, торговал, как уже было сказано раньше, кожей и обувью. В музейной витрине стоят хромовые сапоги от самого Павла Михайловича. По крайней мере, так гласит предание. Сапоги как сапоги, очень напоминают офицерские советских времен, только голенище у них чуть ниже. Как говорят, подбивали такие сапоги деревянными гвоздиками, и каблуки были наборные – из нескольких слоев кожи. А женские кожаные ботинки назвались «гусарики» (не надо их путать с детской обувью). Сегодня в них обычно выступают на сцене фольклорные казачьи коллективы.

А вот основателем Дубовского завода металлоизделий был купец Иван Небесчетнов. Для начала он открыл кузню на несколько мехов, позже медно-литейную мастерскую, то бишь завод. Выпускал завод плуги, бороны и другой сельхозинвентарь. Вот только в 1910 году рядом с мастерской Небесчетнов построил горчично-маслобойный завод, который назвал «Прогресс». Своим добрым именем Иван Иванович украшал не только выпускавшиеся плуги, но даже гаечные ключи. Ключи были для современного мастера необычные – рожковые, к примеру, не двух-, а трехсторонние – то есть на три размера гайки.

Торговые приборы

Все же была Дубовка купеческим, торговым городом. Поэтому именно здесь сохранились такие вещицы, как измеритель размера головного убора. Судя по всему, в Дубовке были мастерские дамских шляпок, и не одна. Ведь сотню лет назад мужчине или женщине появиться на людях с непокрытой головой было просто немыслимо и совершенно неприлично. Дамы носили платки и шляпки и в помещениях, и на улице. Правильно носить шляпку считалось целым искусством. В магазинах готовой одежды и шляп были такие специальные измерительные устройства. Кстати, их, наверное, как велосипед, настойчивая инженерная мысль изобретала не один раз.

А что такое кантарики, вы знаете? Это безмены оригинальной конструкции. В качестве измерительной пружины выступает жесткое кольцо, внутри которого установлена шкала в форме полумесяца. У кантариков, изготовленных с конца XIX века, есть две пары «кольцо – крючок», соответственно, шкала становится двухсторонней, и появляется возможность взвешивать малые грузы. Максимальный вес груза при взвешивании с использованием большой шкалы для разных кантариков составляет от 8 до 10 пудов, с использованием малой – от 40 до 60 фунтов. Как ни странно, кантарики русской весовой системы изготавливались в Англии и Германии и поставлялись в Россию до начала Первой мировой войны.

Швейная машинка как семейный символ

К началу ХХ столетия такой символ семейного благополучия, как самовар, начинает несколько отходить на второй план. Особенно это стало заметно в городах. На смену ему стремительно вышел другой атрибут – швейная машинка. Конечно, женщина-домохозяйка могла обшивать не только свое семейство, к примеру, но и зарабатывать на своем мастерстве. Кто же будет сомневаться, что хорошая портниха всегда ценилась (и ценится) очень высоко. В коллекции музея есть две машинки. Это Singer легендарного американского изобретателя и промышленника Исаака Меррит Зингера, и Pfaff немца Георга Михаэля Пфаффа. Если «Зингер» был ведущим брендом, говоря современным языком, в России, то «Пфафф», скорее, держался на вторых ролях.

Зато современная женщина в музее сможет попробовать, как это сшить что?то самой. Оба экспоната исправны, и трогать их руками не воспрещается.

Ноу-хау из Дубовки

Есть в музее экспонат, который, думается, не увидишь где?то еще. Это валенки. Женские войлочные валенки белого цвета. «Ну и что в них удивительного? – спросит наверняка бывалый путешественник. – Валенки раньше во многих местах валяли».

Удивительное в них, прежде всего, – кожаная (в несколько слоев) подошва и небольшой каблучок. Дело все в том, что дубовские валенки не «просто валенки», и красавицы надевали их до 50?х годов не просто на носок или чулок. Эти валенки можно и, видимо, нужно носить, надевая на туфли. К тому же на туфли на высоком каблуке, вроде ботов. Идет красавица в гости или на танцы в валенках, а туфельки не несет в руках. Они уже надеты, а сверху них – валенки. Так что получается практично, удобно и главное – тепло.

Поделиться в соцсетях