«Знамя Победы над рейхстагом»: как был сделан легендарный снимок

«Знамя Победы над рейхстагом»: автор рассказал, как сделал легендарное фото
Кто же не знает фотографий Евгения Халдея? Перепечатанные сотни раз в газетах разных стран, они стали частью мировой истории. Но, пожалуй, самый знаменитый снимок – это «Знамя Победы над рейхстагом». Об удивительной истории создания этого кадра военный фотограф рассказал нашему коллеге Валерию Коновалову, когда в августе 1982 года приезжал в Волгоград на открытие своей фотовыставки «По дорогам войны к Берлину».

Взять рейхстаг

– В последние месяцы Великой Отечественной, – рассказал Евгений Ананьевич Халдей, – меня не оставляла мысль: как поставить в войне фототочку? И придумал: не может быть ничего лучше кадра Знамени Победы над поверженным врагом! И я стал привозить из командировок снимки со знаменами над освобожденными или взятыми городами. Довелось отснять победные флаги над Новороссийском, Керчью, Севастополем… Эти снимки тогда были мне дороги больше всех других кадров фронтовой хроники.

Но главной мечтой, конечно, было – снять Знамя Победы над поверженным рейхстагом. И такой случай мне судьба подарила в самом конце войны. Помню, возвращаюсь из командировки в Вену, а редакция фотохроники ТАСС приказывает следующим же утром вылететь в Берлин.

Я пошел обедать в столовую и увидел на столах красные скатерти. Три из них, с разрешения тассовского завхоза, я забрал с собой. Мой родственник, у которого я жил в Леонтьевском переулке, сшил мне из этих скатертей три флага. Звезду, серп и молот я собственноручно вырезал из белого материала и приклеил к каждому полотнищу. К утру все три флага были готовы, и я помчался на аэродром.

Прилетев в Берлин 2 мая 1945 года, самый первый флаг я установил и запечатлел на крыше аэропорта «Темпельгоф», второй – возле колесницы на Бранденбургских воротах, а третий – уже на крыше разрушенного рейхстага.

Отснял две кассеты

– Говорят, над рейхстагом во время штурма было поднято чуть ли не 40 различных знамен?

– Это так, – отвечает Евгений Халдей. – Не я один, рискуя жизнью, носился по Берлину с фотоаппаратом, чтобы снять желанный кадр.

Отчаянные фотокорры, кинооператоры, солдаты, сделав самодельные флажки из красных чехлов немецких перин, пробирались к рейхстагу, чтобы закрепить свой флажок хоть на колонне, хоть на окне здания.

Самое первое Знамя Победы над рейхстагом, как известно, установили шестеро бойцов 30 апреля 1945 года в 22 часа 40 минут: они воткнули его в отверстие короны скульптуры Богини Победы. А штурмовой флаг 150‑й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии был водружен Егоровым и Кантария на крыше здания рейхстага 1 мая 1945 года.

Я же свой флаг установил и сфотографировал 2 мая, и именно этот кадр стал хрестоматийным. Его публикуют под двумя разными названиями – «Знамя Победы над рейхстагом» или «Красное знамя над рейхстагом».

– Как это было?

– В окрестностях еще шли бои, крадучись, я обошел рейхстаг и пробрался в него со стороны главного входа. Там наткнулся на нескольких солдат и офицеров. Не говоря ни слова, вместо «здрасьте» достал свой последний флаг. Они опешили от изумления: «О, старлей, пошли наверх!»

Уже даже сейчас и не помню, как мы оказались на крыше, сразу начал искать удобное место для съемки. Купол горел, снизу клубами валил дым, полыхало, сыпались искры – подойти вплотную было почти невозможно.

И тогда начал искать другое место – чтобы была видна перспектива. Увидел внизу Бранденбургские ворота – где‑то там и мой флажок. Когда нашел хорошую точку, то сразу же, еле удерживаясь на маленьком парапете, начал снимать. Отснял я тогда две кассеты, делал и горизонтальные, и вертикальные снимки.

Душа ликовала

– Но вы ведь стояли на самом краю крыши?

– Да. Конечно, было страшно. Но когда уже спустился вниз и вновь посмотрел на крышу здания, туда, где находился несколько минут назад, и увидел свой флаг над рейхстагом, то понял, что рисковал не зря. Душа ликовала!

Нас там тогда было четверо, но я хорошо запомнил киевлянина Алексея Ковалева, который привязывал флаг. Я его долго фотографировал в разных позах, помню, что мы все очень тогда продрогли… Ему и мне помогали старшина разведроты Гвардейской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого Запорожской стрелковой дивизии Абдулхаким Исмаилов из Дагестана и минчанин Леонид Горычев.

Разыскал всех Евгений Халдей, как и подобает хорошему репортеру, всегда аккуратно записывал и сохранял фамилии, имена, воинские звания и места рождения героев своих снимков.

А после войны разыскивал их по всей стране…

Так он нашел и проживавшую в Волгоградской области Марию Лиманскую – бывшую регулировщицу, которую сфотографировал тогда на посту в Берлине у Бранденбургских ворот.

В интервью «ВП» эта простая русская женщина рассказывала, что, прошагав дорогами войны пол-Европы, после войны никуда ни разу не выезжала из своего родного Старополтавского района.

А тогда, в мае 45‑го, в Берлине внимание на нее обращали не только фотокорреспонденты. Однажды возле ее поста у Бранденбургских ворот притормозила и остановилась иностранная машина, и из нее к ней навстречу вышел британский премьер-министр Уинстон Черчилль.

– Он подошел, – вспоминала Мария Лиманская, – поздоровался за руку и спросил: «Девушка, солдаты вас тут не обижают?» Я ответила ему со смехом: «Пусть только попробуют!» Он улыбнулся, пожелал всего хорошего, сел в машину и поехал дальше…

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях