«Цветная эволюция» Владимира Путина

Волгоградская правда
Пытаясь загнать в угол «русского медведя», Запад сам оказался запертым с ним в одной клетке.

Газовый кризис, охвативший Европу, стал поводом для новых информационных, санкционных и дипломатических атак Запада в отношении России, хотя в ход идут не только новые угрозы, но и уговоры, и почти слезные просьбы к России и лично Путину – ослабить «газовую удавку». Как будто Россия виновата в нынешнем газовом кризисе, а не ЕС, в антироссийском угаре заигравшийся с ценообразованием, и не США, забывшие о своем обещании залить Европу своим газом.

Говорю по этой теме со знанием дела. Я с 1989 года занимаюсь энергоносителями и досконально на личном опыте знаю тут все – от добычи до биржевой торговли.

Отмечу, что никогда еще Запад не выглядел столь беспомощным и обескураженным. Во-первых, потому, что обвинить Россию, по сути, не в чем: «Газпром», как ни крути, исполняет свои контрактные обязательства, а идея перейти от долгосрочных контрактов, основанных на учете цен на нефть и другие энергоносители, к спотовым закупкам принадлежала не Москве, а Брюсселю. Еще до того, как простую мысль, что такой подход приведет к резкому росту цен на газ, озвучил Владимир Путин, ее публично излагали многие европейские эксперты. Например, итальянское издание L’Antidiplomatico открытым текстом назвало газовый кризис «глупостью ЕС». Эксперименты по замещению российских энергоносителей поставками сжиженного газа из США и других стран провалились, а надежды на «зеленую энергетику» оказались завышенными или преждевременными.

А во-вторых, те, кто сейчас взывает к милости «русского медведя», вынуждены признать, что долгое время бесцеремонно дразнили этого самого «медведя» палкой. Американские и многие европейские СМИ лет 20 старательно формировали в глазах западного обывателя образ Путина-монстра, Путина-душителя всех свобод и демократических ценностей, Путина, способного в любой момент нажать на ядерную кнопку. Теперь же вдруг эти же СМИ дружно заболели чем-то вроде «стокгольмского синдрома»: они начали высказываться в духе «может, Путин не такой уж и плохой» и едва ли не признаются в любви к своему «душителю».
Яркое тому подтверждение – статья Люка МакДжи, опубликованная на днях на сайте телеканала CNN под красноречивым заголовком «Как Запад сделал самую опасную версию Путина».

Как известно, телеканал CNN близок к ныне правящей Демократической партии США и периодически формулирует программные тезисы, которые потом воплощаются в реальные действия. В упомянутой статье сегодняшний Путин назван «уличным бойцом» и «самой опасной версией» себя же самого. «Россия становится более прямой, – цитирует автор одного из экспертов. – Когда Москва использует газовый кризис в Европе, чтобы протолкнуть свой проект газопровода «Северный поток-2», или разрывает все оставшиеся связи с НАТО, это делается уже открыто, без намека на стремление сохранить хорошие отношения с Западом».

МакДжи считает, что это произошло по вине Запада, но не потому, что он не понял и не признал право России на самостоятельную линию в международных делах, а потому, что вовремя не отреагировал на «агрессивные действия» российского лидера, а сейчас оказался в растерянности перед ним, в то время когда он демонстрирует уверенность в своих силах. И то ли политкорректность, то ли боязнь потерять работу и подвергнуться остракизму у себя на родине мешают журналисту сказать прямым текстом, что подобную эволюцию Путину обеспечили те, кто наращивал военное присутствие у границ России и устраивал «цветные революции» в соседних с ней республиках.
Поэтому стоит напомнить о некоторых вехах отношений России и Запада, которые не вошли в аналитическое эссе CNN, но явно не помешали бы наблюдательному читателю.

В.В. Путин пришел к власти в 2000 году политиком если не прозападного, то как минимум западноцентричного толка; его даже называли «немцем в Кремле». Мало кто помнит, что, отвечая на вопрос корреспондента BBC о перспективах вступления России в НАТО, российский президент коротко ответил: «Почему нет?». А в 2001 г., выступая в германском Бундестаге с речью на немецком языке, Путин четко провозгласил европейский выбор России.

11 сентября 2002 года, после терактов в Нью-Йорке, именно Путин первым из мировых лидеров позвонил президенту США Джорджу Бушу, чтобы выразить соболезнования и заявить о своей поддержке. В 2003 году, в дни празднования трехсотлетия Санкт-Петербурга, Россия приняла у себя саммит «большой восьмерки». 9 мая 2005 года Парад Победы на Красной площади вместе с российским лидером принимали президент США Джордж Буш, президент Франции Жак Ширак, вице-премьер Великобритании Джон Прескотт, президент Латвии Вике-Фрейберга и еще с десяток глав государств. А канцлер ФРГ Герхард Шредер привез с собой группу ветеранов вермахта, к которым Путин по завершении парада подошел лично… Сегодня это кажется какой-то фантастикой, согласитесь.

Россия помогла и в организации военной миссии США в Афганистане, столь бесславно завершившейся минувшим летом: при содействии Путина американцы смогли наладить снабжение своих войск через Среднюю Азию. Параллельно обсуждался вопрос безвизовых поездок между РФ и ЕС, Россия присоединилась к Болонской системе, значительный прогресс шел и по другим направлениям.

Однако Запад при этом шире раскрывать объятия не спешил. Как в каморке у папы Карло, западные сказочники рисовали перед Россией образ красивой входной дверцы в свой прекрасный мир, но нарисована эта дверь была даже не на холсте, а на глухой кирпичной стене. Все отчетливее становилось понятно, что наша Россия, конечно, нужна Западу, но только – исключительно слабая, зависимая и послушная. От России требовалось занять место ученика и слушать, что ей будут говорить «старшие товарищи», беспрекословно выполняя их требования. Я работал в те годы в составе российской делегации в ПАСЕ и хорошо помню, как нас пытались покровительственно и снисходительно похлопывать по плечу наши европейские коллеги. И, начиная с войны в Ираке, США отчетливо начали посылать Путину сигналы, что свой миропорядок они собирается вершить без оглядки на международное право и его мнение как президента России.

В 2004 году в НАТО были приняты страны Балтии, а Словакия, Польша, Венгрия и Чехия стали членами ЕС. Одновременно у ближних рубежей России прокатилась первая волна «цветных революций»: «революция роз» в Грузии и «оранжевая революция» в Украине. А дальше – убийство в Лондоне Литвиненко, в котором Запад немедленно обвинил Кремль, следующая волна расширения НАТО за счет Румынии и Болгарии и наконец – памятное выступление Владимира Путина на Мюнхенской конференции 2007 года. Это была речь уже другого президента, который четко заявил: его страна не будет следовать в фарватере западной политики, однополярный мир для нее неприемлем.
И хотя сейчас датой окончательного «развода» России и Запада принято считать 2014 год, неприятие Путиным Евромайдана и присоединение Крыма, совершенно очевидно, что точка невозврата была пройдена уже тогда, в 2007-м. Последовавшие затем война в Грузии и вторая «оранжевая революция» в Украине лишь увеличили пропасть.

Так вот, если дополнить статью Люка МакДжи этими общеизвестными фактами, боюсь, CNN не рискнула бы ее опубликовать. Между тем, даже в опубликованном виде статья наводит меня как читателя на риторический вопрос: а почему, собственно, Россия сейчас должна идти на какие-то уступки? С какой стати мы должны идти навстречу слезным просьбам Евросоюза? Почему «медведь», у которого перед носом столько лет размахивали палкой, должен смиренно сидеть в углу и сочувствовать своему истязателю?

Для России сложившаяся ситуация выгодна – пожалуй, не стоит лукавить, искать дипломатических выражений. Нефть и газ – ее стратегический экспортный товар. Чем выше мировые цены на энергоносители, тем прочнее экономическая безопасность России. Почему же она должна добровольно отказываться от высоких цен, способствовать их снижению? К тому же надо определиться с понятием «высокая цена»: нефть, к примеру, сейчас стоит 84 доллара за баррель, а 8 лет назад стоила больше 100. А с учетом падения покупательной способности американской валюты сегодняшние 84 доллара – это примерно 70 «тех» долларов, образца 2013 года. И не стоит забывать, что нефть и газ – это не куриные «ножки Буша», а невосполнимые природные ресурсы, стоимость которых обязана расти по мере снижения мировых запасов.

Еще один момент: не секрет, что удорожание барреля нефти на 1 доллар опустошает американскую казну примерно на 100 млрд долларов, США категорически невыгодны дорогие энергоносители. Таким образом, способствуя снижению цен, Россия играет на руку стране, власти которой объявили ее де-факто вражеским государством и ведут с ней холодную (пока) войну по всем фронтам.

Едва цены на газ начали расти, над Европой забили тревогу, прежде всего, «вашингтонские колокола»: Путин хочет заморозить несчастных европейцев! А почему те же колокольчики молчали, когда американцы сознательно обваливали рубль и обесценивали депозиты миллионов россиян, их накопления за 20-30 лет?

Тем не менее, Путин, даже в своей «самой опасной версии», по оценке CNN, снова протягивает Западу руку помощи: дает указание Газпрому срочно увеличить поставки газа в подземные хранилища компании в Европе. Одно только это указание моментально сбило рыночные цены на голубое топливо на 3%.

Значит ли это, что Россия вернулась к полноценному диалогу с Западом и столь тревожащая американцев «эволюция» Владимира Путина начала обратный ход? Пожалуй, нет. Но об этом поговорим в следующем материале.

*актуально

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий