Деньги на бархат

Деньги на бархат
В последний день весенней сессии Госдума приняла поправки к закону о некоммерческих организациях (НКО), которые вводят для всех получателей иностранной финансовой помощи из числа таких организаций в России официальное наименование «иностранный агент», устанавливая для них более жесткие требования, а также обязывая «подписывать» этим определением все свои заявления.

Неделей ранее, когда этот законопроект был принят только в первом чтении, некоторые общественные организации, встревоженные предстоящими имиджевыми и финансовыми потерями, приложили все усилия, чтобы придать этому событию общественный резонанс. Одновременно США выразили свою обеспокоенность рассмотрением в Госдуме РФ данного законопроекта.

Так в чем же суть этого документа, вызвавшего столь широкие общественные дискуссии и в чем суть претензий к нему?

Закон призван ввести нормы максимальной прозрачности деятельности некоммерческих организаций, занимающихся политикой и получающих финансирование извне. Причем прозрачности публичной, то есть не столько перед Министерством юстиции, сколько перед обществом. Чтобы НКО ясно декларировали свои доходы и расходы: откуда получают деньги и на что тратят. В чем же, спрашивается, проблема? В чем подвох? НКО не хотят публичности?

По мнению американской стороны, вступившейся за своих НКО-агентов, «все люди должны обладать одинаковыми фундаментальными правами и основными свободами». Да кто ж спорит? В том числе это право распространяется и на обладание точной информацией о деятельности НКО правозащитных, лесозащитных и пр. – или притворяющихся такими.

Опять же, довольно странно видеть обеспокоенность США, страны давно и успешно ограничивающей у себя деятельность подобных организаций, финансируемых из-за рубежа. Как известно, внешнюю политику никто не отменял. И интересы Госдепа распространяются на весь мир, в том числе и на Россию. И очень щедро финансируются. Всем ведь сразу станет известно, откуда идут тихие деньги, мягкие, словно бархат.

А что, произойдет, когда закон вступит в действие? То, что все будет называться своими именами: например, действительно ли Госдеп финансирует большинство правозащитных организаций или нет. Станут также известны фамилии руководителей этих организаций, среди которых немало бывших агентов ЦРУ.

Как заявил уполномоченный МИД России по правам человека, демократии и верховенству права Константин Долгов, в Москве рассматривают заявления представителей США об обеспокоенности в связи с российскими законопроектами о некоммерческих организациях и «черных списках» интернет-сайтов как вмешательство во внутренние дела РФ. «В Москве далеко не всегда удовлетворены определенными обсуждениями и решениями американского Конгресса, но мы принципиально воздерживаемся от попыток вмешательства в нормотворческую деятельность в США», – отметил Долгов.

Было бы странно, если бы у нас не возникало беспокойств по этому поводу. Так же странно, как если бы вашего сына или дочь финансировал сосед, а вы бы не хотели знать, с какой целью это происходит. Ради демократии? В интересах членов семьи – за соседские деньги? А ему это зачем, просто так? Участливый сосед, заботясь о соблюдении принципов демократии, незаметно шлет и шлет хорошие, очень хорошие тихие деньги. Просто милые бархатные деньги. Мягко стелют, да жестко спать. И не дай бог вам незаслуженно строго наказать жену или сына… во имя принципов демократии.

Очевидно, почему США так обеспокоились: тот, кому нечего скрывать, не боится открытости. Так что законопроект об НКО – это камень, брошенный в мутную воду: от мощного всплеска расплывутся в разные стороны рыбы, крупные и мелкие, покажут себя из глубин. Сразу станет ясно, водится в этом пруду только плотва или таки есть крупные караси.