Полмиллиона за загубленную жизнь

Полмиллиона за загубленную жизнь
Молодая счастливая семья Гладковых мечтала о ребенке три года. И когда Наташа забеременела, все родственники с нее пылинки сдували. Однако появление первенца стало для близких Наташи одновременно днем радости и трагедии.

Без шансов на жизнь?
Родственники умершей при родах 33-летней Натальи Гладковой через неделю после похорон обратились в редакцию «Волгоградской правды» за помощью. Они были до глубины души возмущены тем, что никто из персонала роддома не пожелал с ними встретиться, чтобы объяснить причины гибели молодой женщины. У родственников были основания полагать, что имела место врачебная ошибка, которую персонал Волгоградского клинического роддома № 2 старательно пытался представить, как «неуправляемую патологию». при которой смерть пациентки была неизбежна.
Наташа была образцом для всех будущих мамочек: строго следила за здоровьем, беспрекословно выполняла все предписания врачей. Доктора установили, что у женщины серьезная патология – центральное предлежание плаценты, угроза прерывания беременности. В пять месяцев беременности ей посоветовали лечь в роддом до появления на свет малыша, она сразу же согласилась. Больше двух месяцев Наталья Гладкова пролежала в роддоме до того рокового дня. Она словно предчувствовала беду. Насмотревшись и наслушавшись от соседок по палате страшных рассказов о младенческих смертях и осложнениях у женщин, она просила мужа перевести ее в другой роддом. Но события стали развиваться по драматическому сценарию.
В час дня Наташа отзвонилась супругу и сообщила, что у нее открылось кровотечение и сейчас ее везут в родильный зал. Через три часа с телефона Наташи позвонил кто-то из врачей: «Срочно приезжайте, ситуация критическая». Родственники в приемном покое несколько часов в тревожном ожидании не находили себе места. Молились и надеялись, что все закончится хорошо. Но вышла врач и сообщила о рождении и смерти: «Малыш жив, состояние стабильное, находится в реанимации... Сделали все возможное, но женщину спасти не удалось».
А когда родственники через несколько дней, едва оправившись от шока, попытались получить у врачей роддома ответ на вопрос: «Почему умерла их Наташа?», те отказывались разговаривать и, не особо церемонясь, указывали им на дверь: «Вам здесь делать нечего».
Ручное вмешательство
Несмотря на то, что по роддому ходили упорные слухи о том, что роженица умерла из-за «врачебного косяка», руководство больницы поспешило заявить о том, что в действиях врачей нет никакой вины. Главный врач роддома – профессор кафедры акушерства и гинекологии Волгоградского медицинского института Николай Жаркин демонстрировал на всех судебных процессах по иску родственников Натальи Гладковой протоколы заседаний клинико-экспертной комиссии (КЭК) третьего уровня, которая была проведена на базе родильного дома № 2, протокол городской КЭК департамента здравоохранения администрации Волгограда, а также результат анализа, проведенного профессором кафедры акушерства и гинекологии ВолГМУ Мариной Селиховой. Вывод волгоградских независимых экспертов был словно написан под копирку: смерть Натальи Гладковой относится к непредотвратимым летальным исходам, следовательно, в случившемся вины врачей нет.
Вскоре после трагедии по заявлению родственников Натальи Гладковой следственным отделом Центрального района Волгограда СУ СКП по Волгоградской области была проведена доследственная проверка в отношении врачей, которые принимали у Наташи роды. В деле фигурировали сразу три статьи Уголовного кодекса: (халатность, повлекшая смерть человека, причинение смерти по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей и неоказание помощи больному. Но в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с отсутствием в действиях врачей состава преступления на основании вышеперечисленных заключений КЭК.
По словам родных и близких Наташи, они крепко сомневались в объективности волгоградских экспертов. Но как заставить врачей признать свою ошибку? И тогда родилась идея иска в суд о компенсации морального вреда. Это была единственная возможность добиться объективного расследования гибели в медицинском учреждении молодой женщины.
– Когда мы как юристы ознакомились с «доказательствами невиновности врачей», которыми в судебном процессе апеллировал профессор Жаркин, нас просто оторопь взяла, – рассказывает Елена Евтеева, кандидат медицинских наук, юрист, директор Волгоградского медицинского правового центра. – Врачи пытались представить все так, что чуть ли не сама роженица была виновна в своей смерти. Что касается «независимости» экспертиз, на наш взгляд, она не выдерживает никакой критики. Состав членов КЭК роддома – сотрудники, которые находятся в прямом подчинении главного врача этого учреждения – ответчика в процессе. Заключение горздрава, на наш взгляд, вообще не должно было приниматься в суде, поскольку составляли его не лицензированные эксперты, а чиновники с медицинским образованием.
Факт гибели пациентки Гладковой скрупулезно изучали в 111-м главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ. Профессоры-эксперты высшей категории с многолетней практикой пришли к выводу, что молодая женщина все-таки погибла из-за врачебной ошибки. Согласно их выводам, врачи роддома № 2 при диагностированной патологии роженицы обязаны были заподозрить, что плацента может «прирасти к стенкам матки». Когда это обнаружилось в родоразрешении, врачи должны были извлечь матку вместе с приращенной плацентой, и тогда Наташа Гладкова была бы жива. Но они выбрали другую тактику: попытки отделения плаценты рукой усилили кровотечение, что и привело к смерти роженицы.
Суд Центрального района удовлетворил исковые требования отца погибшей роженицы Ивана Васильевича Галушкина. Это решение устояло и в апелляционной инстанции. Роддом обязан будет выплатить отцу Натальи Гладковой компенсацию морального вреда в размере 500 тысяч рублей.
– Хорошо, что Иван Васильевич не присутствовал на суде, – говорит тетя и крестная Наташи Вера Дмитриевна Хаметова. – Его сердце не выдержало бы такого цинизма. Мы все были в шоке, когда профессор Жаркин стал нас совестить, что они, такие молодцы, подарили нам здорового малыша, а мы не благодарные на них в суд подали. Они лишили малыша родной мамы. И за это мы должны им низко кланяться?! Наташа так мечтала о сыне, но ей так и не довелось испытать счастья материнства. Для всех нас ее смерть страшное горе. Мама Наташи не смогла пережить боль утраты и скончалась через несколько месяцев после похорон дочери. Судебное решение в нашу пользу – это, конечно, победа, но горькая, потому что никакие деньги не вернут нам Наташу.
– Я была поражена, когда профессор, главный врач роддома Жаркин в судебном процессе стал рассуждать о том, что «на все воля Божья», – возмущена Елена Евтеева. – Не столько как юриста, как мать меня шокировало его заявление о том, что семья погибшей роженицы должна быть благодарна врачам за рождение нормального малыша. Это уже за гранью здравого смысла и всех этических и профессиональных норм. И что больше всего поражает, это произнес профессор кафедры акушерства и гинекологии ВолГМУ, который учит студентов. Если в клинике погибает пациент, нужно искать причины случившегося, делать выводы для того, чтобы впредь такое не повторилось, а не разглагольствовать о душе.
Решение суда о компенсации морального вреда, в основу которого положены выводы экспертов об имеющей место врачебной ошибке и причинно-следственной связи между непрофессиональными действиями врачей и смертью роженицы, создало юридический казус. Сегодня у следственных органов есть основания в связи со вновь открывшимися обстоятельствами возбудить уголовное дело и провести новое расследование гибели молодой женщины. Но будут ли они ворошить сданное в архив дело двухлетней давности?

Фото из семейного архива семьи Натальи ГЛАДКОВОЙ.