Русская рулетка

Русская рулетка
На полигонах, где уничтожаются просроченные боеприпасы, ЧП случаются с настораживающей частотой, но и смертельно опасная работа не останавливает солдат-срочников. Солдатам обещают, что за риск уничтожения снарядов они смогут получить порядка 40 тысяч в месяц. На самом деле получить такие деньги удается далеко не всем.

Печально известный полигон Ашулук в Астраханской области, где в прошлом году в различных происшествиях при утилизации просроченных боеприпасов погибли 12 человек, недавно вновь напомнил о себе. По сообщению Главного управления МЧС по Астраханской области, 10 марта на полигоне возобновились взрывные работы, а через 10 дней пришло первое трагическое известие – жертвой полигона в этом году стал Александр Пономарев из Липецкой области. При транспортировке опасного груза автомобиль «Урал» покатился назад и фактически вдавил в другой грузовик автоколонны солдата-срочника. От полученных ранений военнослужащий скончался. По роковому стечению обстоятельств именно в тот злополучный день в часть приехали правозащитники комитета солдатских матерей Липецка и родители, чтобы проведать детей. Вместо радостной встречи липецкая делегация оказалась в числе первых, кто узнал о гибели земляка.
Одно из самых громких трагических происшествий на этом полигоне произошло 23 августа прошлого года. При закладке боеприпасов в место уничтожения произошел подрыв одного снаряда, от которого детонировали остальные. Погибли офицер и шестеро солдат-срочников, еще двенадцать военнослужащих по призыву получили ранения различной степени тяжести. Среди пострадавших был и волгоградец Антон Григорьев. Лишь по счастливой случайности в роковое мгновение он оказался вне эпицентра взрыва. Как очевидец гибели своих сослуживцев, он не раз давал показания сотрудникам военной прокуратуры, которые по сей день выясняют причины происшествия. Но в документах, согласно которым Антону должны выплатить за работы «на яме», его нет. Забыли или не сочли нужным рассчитаться, как положено?
За 8 месяцев работы на полигоне он должен был получить порядка 120 тысяч рублей, однако выплатили ему меньше половины.
– В части сказали, что после демобилизации все перечислят на карточку, долго ждал, но так ничего и не получил, – рассказывает Антон. – Поехал выяснять в Ростов, а там мне заявили, что меня нет в списках на выплаты. Для военной прокуратуры – я был на полигоне и утилизировал снаряды, а для финансового управления – меня там не было. За поддержкой я обратился за помощью к правозащитникам в «Материнское право».
По словам председателя этой организации Нины Пономаревой были направлены запросы в воинскую часть, в военную прокуратуру южного военного округа, а также в финансовое управление, которое должно осуществлять выплаты за утилизацию.
– Ответы ясности в эту историю не добавили. Согласно результатам прокурорской проверки оплата положена, но не прошла в связи с каким-то техническим сбоем в финансовом управлении. В тоже время финансовое управление отчиталось, что перед Григорьевым задолженности никакой нет, несколько месяцев отцы-командиры его просто не включали в списки, участвовавших в утилизации боеприпасов, – говорит Нина Анатольевна.
По словам Антона, командир сводной роты не раз забывал внести его имя в список на выплаты. После напоминаний офицер обещал исправить ошибку, но ситуация повторялась. В итоге офицер решил успокоить солдата: «Заплачу я тебе твоих 40 штук из своих». А на следующий день командир перевелся в другую часть, и больше его никто не видел.
История Антона Григорьева, судя по многочисленным жалобам в комитеты солдатских матерей по всей стране обманутых по выплатам солдат, не исключение, а обыденная реальность.
Напомним, что согласно приказу Министерства обороны РФ от 2006 года № 200, всем военнослужащим, задействованным на утилизации, положена ежемесячная денежная надбавка. Сумма выплат зависит от количества уничтоженных боеприпасов и перечисляется на персональный банковский счет. Каждый обезвреженный взрывоопасный предмет на сегодняшний день оценивается в 17 рублей 35 копеек. При современном темпе работы на полигонах, зарплата бойца в 40 тысяч не фантастика, а реальность.
– В приказе четко расписан порядок расчета с военнослужащими по призыву, – сказала Нина Пономарева. – Ключевую роль в цепочке начисления денег играет командир сводной роты. От него зависит, внесут тебя в список на получение выплат или нет. А, как известно, субъективный фактор является источником питательной среды для коррупции. Например, «всемогущий» командир сводной роты может легко «забыть» включить в список неугодного солдата.
– По всей стране зафиксировано много случаев, когда ребята на второй-третий день после призыва приступали к выполнению опасной работы на полигоне, – говорит Нина Пономарева. – И что самое страшное, есть много примеров того, как молодые ребята практически весь срок своей службы проводят на опасных работах. Чувство страха свойственно всем нормальным людям. Но когда ты с этим живешь в течение нескольких месяцев подряд? У некоторых ребят случаются психические расстройства, у других наоборот притупляется чувство страха настолько, что они фотографируются со смертоносными снарядами, допускают роковые ошибки при уничтожении боеприпасов.
В июне прошлого года Пономарева направила запрос в главную военную прокуратуру, в котором просила ответить на вопросы: «Законно ли привлечение к утилизации боеприпасов военнослужащих по призыву, не обученных саперной специальности, и установлены ли сроки их ротации».
– Нам так и не ответили. Но после трагедии на полигоне Ашулук в августе прошлого года, Уполномоченный по правам человека в Астраханской области направил аналогичный запрос в Министерство обороны России. Мы получили копию ответа, в котором говорится что предприятия, которые должны заниматься утилизацией боеприпасов имеют нарекания. Следовательно, «единственно быстрым способом избавления от опасных боеприпасов является их уничтожение методом подрыва и сжигания». К слову, на специализированных предприятиях не зафиксировано ни одного смертельного случая, но видимо рисковать жизнью солдат «гораздо дешевле». В ответе Министерства обороны нас также поразила попытка снизить накал страстей по поводу гибнущих на полигонах военнослужащих по призыву: «Для минимизации привлечения военнослужащих к мероприятиям по утилизации боеприпасов, в регионах прорабатывается вопрос о привлечении к погрузочно-разгрузочным работам гражданского персонала, что позволит создать дополнительные рабочие места и повысить в целом занятость местного населения». Мы не сомневаемся, что за обещание хорошей зарплаты желающие сыграть в «русскую рулетку» с судьбой выстроятся в очередь.

Поделиться в соцсетях