В Волгограде жестоко избит журналист Константин Родионов

Константин – опытный спортивный журналист, генеральный директор интернет-портала sport34.ru. Человек, привыкший рассказывать в прессе о людях, об их успехах и проблемах. Я знал его давно как игрока футбольной сборной журналистов нашей области, обладающего отличными для любительской команды скоростью и дриблингом. Но никогда не мог подумать, что когда-то мне придется написать о нем самом, да еще – по такому печальному поводу…

Встретились мы с Константином в больничной палате, где он лежит после уличного избиения.
– Я пока не уверен, что причиной произошедшего со мной была моя творческая деятельность, – сказал Родионов. – Но началось все с того, что некоторое время назад компьютер мой атаковали хакеры, поэтому больше работать на нем я не мог. Пришел ко мне мастер, сказал, что компьютер атакуют с применением вирусов. Он переустановил на нем операционную систему.
Когда мастер закончил работу, я убедился, что компьютер вновь исправен. Довольный, пошел в магазин, купить что-либо вкусненькое для себя. На плечи повязал себе российский флаг в честь недавней крупной победы российской сборной на футбольном чемпионате Европы.
А дело было поздним вечером, почти что ночью. Когда, сделав покупки, я уже за кассы выходил, возле меня оказалось несколько крепких, спортивного вида парней. Один из них меня плечом задел, как бы случайно. Стал что-то неприятное мне говорить, тыкая в комсомольский значок, который был приколот на моей груди. Я вел себя в ответ довольно сдержанно. Но как только вышел из магазина, оказался в глубоком нокауте. Образовался провал в памяти, дальнейшее я плохо помню.
– Что, сзади ударили?
– Нет, сбоку, скорее. Хотя боль сейчас у меня в самых разных местах – и подбородок болит, и глотать больно, и в спине непонятная боль… Возможно, потому, что после удара упал на асфальт, возможно, что меня потом ногами били.
Когда, очнувшись, поднял голову, увидел только, как черного цвета автомобиль «Жигули» четырнадцатой модели отъезжает с места происшествия. Запомнилось, что рядом были двое человек и к ним подходил кто-то третий. То ли втроем они меня били, то ли вдвоем – это уже я сказать не могу.
А не говорили они ничего?
– Кричали, вроде, что-то, когда били. Но что конкретно, вспомнить не могу – слишком силен был нокаут.
Как я понимаю, это были профессиональные удары. Видите – у меня нет внешних следов, проявлений побоев. То есть били меня профессионально, по-боксерски: челюсть вылетела, а следов побоев нет. Так вырубают человека сразу же.
Когда поднялся, вижу – всё, что я только что купил, лежит вокруг меня, рассыпано.
Быть может, они попросту хотели вас ограбить?
– Нет, это не было ограблением. У меня при себе были деньги, но они их не взяли. Только исчез старенький комсомольский значок, который был приколот на моей груди.
Поднявшись, кое-как дошел домой. Кровь шла изо рта – два зуба были выбиты. Вызвал «скорую». Так оказался в больнице.
– Константин, есть ли у вас какие-либо подозрения, собственные версии произошедшего?
– Конкретных версий нет. Может быть, им не понравилось то, что у меня был на груди комсомольский значок. Или, быть может, то, что на моих плечах накинут был российский флаг в честь победы нашей сборной.
А кроме кибер-атак на компьютер, поступали ли в ваш адрес перед избиением какие-то угрозы?
– Были телефонные звонки такого рода еще осенью, после одной из моих критических публикаций. Требовали от меня убрать с сайта статью.
Тогда же, осенью, мне обрезали Интернет. И не просто обрезали, а вырезали кусок кабеля.
Но с тех пор ничего такого странного не было. И накануне избиения я ничего особого не ожидал, был в самом хорошем настроении.
Каково ваше состояние сейчас?
– Спасибо медикам, они меня за два-три дня подняли на ноги. Врач сказал, что операции не будет, так как хорошо все у меня срастается. Только скобы на сломанной челюсти, как мне объяснили, носить придется пять недель. Буду все это время кушать пюре через трубочку.
Константин, а возбуждалось ли уголовное дело по факту вашего избиения?
– Врачи меня спрашивали, буду ли я подавать заявление об избиении в полицию. Я ответил, что, видимо, буду. Но пока ко мне никто из правоохранительных органов не приезжал, хотя я уже скоро неделю в больнице лежу, а на больничном, видимо, пробуду больше месяца…

Поделиться в соцсетях