«Я тебя породил, я тебя и убью»

«Я тебя породил, я тебя и убью»
Почему дети становятся инвалидами, а нередко и погибают от рук родных или приемных родителей? «Волгоградка» разбиралась в этом на примере реальных криминальных историй, попавших в поле зрения правоохранительных органов.

Необъявленная война
Недавно в мировой суд было направлено уголовное дело 26-летней жительницы ст. Упорниковская Нехаевского района. Ей было предъявлено обвинение в жестоком обращении со своим ребенком. Следствие выяснило, что врач при осмотре в социально-реабилитационном центре 11-летнего подростка обнаружил на его теле ссадины и кровоподтеки. В беседе с педагогом-психологом мальчик признался, что так «расписала» его родная мама. Этому мальчику еще повезло. По данным Следственного управления Следственного комитета России по Волгоградской области, только в прошлом году в рамках расследуемых уголовных дел 161 подросток стал жертвой преступлений, 17 детей погибли от преступных посягательств.
Жестокому обращению подвергаются и беспомощные младенцы, и дошкольники, и подростки. Ошибочно считать, что только в неблагополучных семьях дети сталкиваются с жестокостью и низменной похотью взрослых: насилие над детьми поражает все социальные слои обществ. Но все же именно дети из неблагополучных семей чаще других становятся жертвами преступных посягательств.
Когда такие преступления выявляются, становится ясно, что проблемные семьи, где пострадали дети, просто «выпали» из поля зрения органов системы профилактики и надзора. Так, например, в августе 2011 года Иловлинским МРСО было возбуждено уголовное дело по факту половой близости с 13-летней девочкой ее родственника – 27-летнего дяди потерпевшей. Следователи установили, что половой жизнью девочка, страдающая психическим заболеванием, жила с 8 лет. А ее младшая сестренка, которой на тот момент исполнилось 11 лет, тоже была изнасилована... 45-летним неоднократно судимым отчимом.
Для этих девочек с самого детства жизнь была полна недетских проблем. Отца лишили родительских прав, мама вскоре отправилась отбывать наказание в исправительную колонию, сестер определили в интернат. Но там они пробыли недолго. В свою семью их забрала тетя, ставшая для девочек опекуном. После того как родная мать вышла из тюрьмы, она забрала дочерей к себе. Понятно, что такие семьи нужно ставить на особый учет органов опеки и попечительства, центра занятости, комиссии по делам несовершеннолетних. Однако ни в одном из органов профилактики эта  «трудная» семья на учете не стояла. Поэтому-то никаких мер по выявлению и оказанию помощи девочкам, страдающим от домашнего сексуального террора, не было принято.
К сожалению, этот случай не единичный. В прошлом году Камышинским МРСО по факту половой связи с несовершеннолетней было возбуждено уголовное дело в отношении взрослого мужчины. В ходе следствия выяснилось, что потерпевшая девочка проживала вместе с матерью в небольшом населенном пункте, где все жители были хорошо осведомлены о том, что творится в этой семье. Девочка в течение года не посещала занятия в школе, но даже это обстоятельство не насторожило органы системы профилактики. Никто из инспекторов по делам несовершеннолетних, школьных учителей так ни разу не навестил девочку и не попытался выяснить, как ей живется с непутевой мамашей.
Из огня да в полымя
По статистике, в домах ребенка и интернатах сирот, которые остались без мам и пап, единицы. Подавляющее большинство воспитанников приютов – это дети при живых родителях, которых нередко лишают прав, в том числе и за жестокое обращение с детьми. Социальные сироты в самом юном возрасте уже сполна настрадались от мам и пап, которые не просыхают от алкоголя, и родителей-наркоманов, в приступах ярости готовых убить родное дитя за малейшую провинность. Каждый ребенок, прошедший этот ад, мечтает о новой семье, где ему будет душевно комфортно в окружении любящих взрослых. Но, к сожалению, случается, что и опекуны издеваются над своими маленькими подопечными.
Волгоградец Андрей Ткачев в настоящее время по приговору суда отбывает наказание в местах лишения свободы. Суд вынес суровый (10,5 лет в исправительной колонии строгого режима), но справедливый приговор. Уголовным делом Ткачева занимался отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления. В ходе следствия были собраны веские доказательства преступлений этого типа, которого сложно назвать человеком. Ему инкриминировалось нанесение побоев 11-летнему мальчику, для которого Ткачев был опекуном, а также насильственные действия сексуального характера и угроза убийством в отношении ровесника и друга приемного сына.
Как выяснили следователи, Андрей Ткачев был взбешен из-за неудовлетворительных оценок и плохого поведения в школе приемного сына Игоря. Он схватил кожаный ремень и стал избивать им подростка. Бил «душевно», удары сыпались один за другим. А на следующий день, когда к мальчику в гости пришел его товарищ, Ткачев изнасиловал юного гостя, а после того, как наиздевался над подростком, приказал молчать о произошедшем, пригрозил, что, если тот проговорится, он его убьет.
Следователям удалось не только восстановить картину преступлений Ткачева, но и пролить свет на темные стороны его прошлой жизни. Оказалось, что в 2002 году Андрей Ткачев был осужден за причинение побоев малолетним детям предыдущей супруги. Казалось бы, судимость по такой статье должна была стать серьезным препятствием в желании Ткачева стать опекуном над несовершеннолетними детьми. Но в 2006 году, несмотря на судимость по «нехорошей статье», комитет по образованию администрации Кировского района Волгограда доверил воспитание детей «домашнему террористу». В связи с выявленными в ходе следствия фактами начальник отдела районного комитета по образованию была переведена на нижестоящую должность, и ей было объявлено замечание.
Приемному ребенку Игорю еще повезло, он остался жить. Шестилетнюю Вику приемная мама забила до смерти.
В 2009 году отделом по расследованию особо важных дел Следственного управления по Волгоградской области в суд было направлено уголовное дело по обвинению жительницы Михайловского района Елены Агеевой в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшего. В ходе следствия было установлено, что в течение десяти дней приемная мама избивала шестилетнюю девочку. Эти издевательства остановились только потому, что ребенок потерял сознание. Приемная мать тогда сильно перепугалась и отвезла девочку в Михайловскую детскую городскую больницу. Врачи сделали все возможное, но помочь малышке не смогли. Вика скончалась на больничной койке, не приходя в сознание, от закрытой черепно-мозговой травмы.
Примечательно, что Вика не единственный ребенок, которого «воспитывала» ее мучительница. Агеева являлась патронатным воспитателем семейной воспитательной группы. Естественно, что при такой форме устройства детей в семьи контроль со стороны органов системы профилактики правонарушений должен быть строже строгого. Но судя по тому, что произошло в приемной семье, никто не контролировал семейную группу Агеевой. Должностные лица, не выявившие вовремя правонарушений,были привлечены к дисциплинарной ответственности. Елену Агееву приговорили к 7 годам лишения свободы. Но девочку Вику это уже не воскресит.
Бить или не бить?
Факты жестокого обращения в отношении детей, ставшие достоянием гласности, это всего лишь вершина айсберга. Абсолютное большинство такого рода преступлений остаются не раскрытыми и, как правило, всплывают, если в результате очередного «урока домашнего воспитания» ребенок  оказывается в больнице. По мнению экспертов, изучающих истоки этой злободневной проблемы, суть ее кроется в том, что физические наказания в нашей стране в большинстве семей являются допустимой нормой. Социологические опросы показывают, что около 70% взрослых голосуют за то, что только хорошая, крепкая трепка может дисциплинировать ребенка.
Самое лучшее решение проблемы жестокого обращения  заключается в пересмотре нашей позиции по отношению к телесным наказаниям в семьях. Родителям, особенно приемным, нужно осознать, что ребенок не является их собственностью, с которой он может делать все, что захочет. У ребенка есть права, которые обязаны соблюдать родители и защищать государство.
Полезные телефоны:
Если вам известны случаи жестокого обращения с детьми, не молчите! Ваш звонок может спасти ребенка.
Всероссийский детский телефон доверия 8-800-2000-122 (круглосуточный, бесплатный, многоканальный).
Уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области Нина Николаевна Болдырева, тел. (8442) 30-70-09, 30-72-47.
Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Волгоградской области, тел. (8442) 30-72-03, 30-72-05.
Дежурный прокурор прокуратуры Волгоградской области, тел. (8442) 31-04-73.
Телефон доверия Следственного управления Следственного комитета России по Волгоградской области (8442) 23-66-83.

Поделиться в соцсетях