Помощники в борьбе за здоровье детей

волгоград, прямая линия, педиатр, светлана емельянова
«Волгоградская правда» начинает цикл «прямых линий» с главными внештатными специалистами регионального минздрава. На вопросы читателей газеты будут отвечать главный онколог, главный офтальмолог, главный хирург и другие врачи. А открывает этот цикл «прямая линия» с главным педиатром Волгоградской области – главным врачом областной детской клинической больницы Светланой Емельяновой.

Богатыри – не мы...

– Здравствуйте, Светлана Анатольевна! Я Нина Петровна Куриленко, Центральный район Волгограда. Скажите, каково сегодня состояние здоровья юных волгоградцев? С годами оно стало лучше или хуже?

– К сожалению, Нина Петровна, за последние 20 лет состояние здоровья наших детей значительно ухудшилось. Причины разные. Прежде всего – это ухудшение здоровья популяции женщин, что определяет рождение здорового или нездорового будущего поколения. Но я вынуждена констатировать и другое: сегодня мы пожинаем плоды так называемого «периода упущенных возможностей». Это было то время, когда в РФ не уделялось должного внимания профилактической медицине, и никто серьезно не занимался формированием здорового образа жизни. Из-за хронического недофинансирования здравоохранения врачи начали уходить из специальности, а тем, кто остался, было не до профилактики. Многие родители в то время отказывались делать своим детям профилактические прививки. Но это совершенно не избавило детей от тяжелого течения обычных детских инфекций. А тяжелое течение – это минус здоровью. Осложнения после инфекций – это переход в группу хронических заболеваний и даже инвалидизация. Раньше у нас 75-85% составляли дети первой и второй группы здоровья. То есть практически здоровые дети, которые, конечно, имеют право заболеть ОРЗ, гриппом, обычными нетяжелыми инфекциями, но выходят из них без осложнений, либо это дети часто болеющие, перенесшие тяжелые заболевания типа пневмонии, но не имеющие хронизации. Сейчас же 75-85% детской популяции составляют дети третьей группы здоровья. Это те, кто перенес тяжелые заболевания, находится сейчас в стадии ремиссии и подлежит диспансерному наблюдению, и те, кто имеет серьезные патологии и нуждается в специализированной медицинской помощи. Чем болеют наши дети? Инфекциями, как и раньше. Успешно боремся с одними инфекциями – появляются другие. Если же говорить о заболеваемости школьников, то на первое место выходят нервно-психические заболевания, патология желудочно-кишечного тракта, нарушение осанки и зрения.

Скорректировать, пока не поздно

– Меня зовут Ирина Кобзина, город Волжский. Хотелось бы узнать у главного педиатра Волгоградской области, как она относится к диспансеризации подростков. Это очередная кампания в медицине или все-таки полезное мероприятие?

– Диспансеризацию детей и подростков я считаю одним из лучших и самых результативных достижений программы модернизации здравоохранения. Когда реализация этой программы только началась, Минздрав РФ поставил перед регионами задачу провести диспансеризацию детей с акцентом на подростков и с привлечением определенных узких специалистов – детских гинекологов, урологов-андрологов, эндокринологов. И сегодня мы как участники этого процесса можем сказать: это было очень точечное попадание в проблему. Бесплодие, невынашивание беременности, рождение детей с серьезными патологиями приобрело такие масштабы, что надо было срочно искать причины. А причины – состояние здоровья подростков, которые завтра сами станут родителями. Диспансеризация показала: очень многие подростки имеют заболевания щитовидной железы (эта патология идет рука об руку с невынашиванием), нарушение обменных процессов, избыточную массу тела либо белково-энергетическую недостаточность, а это влечет за собой задержку полового развития. Эти проблемы характерны и для мальчиков, и для девочек. Сегодня, зная объективную ситуацию с заболеваемостью, мы можем провести коррекцию. То есть пролечить подростков, постараться изменить их образ жизни, чтобы к 18-19 годам они вступили в организацию своей сексуальной или семейной жизни более здоровыми и родили здоровое поколение. Обидно одно: мы столкнулись с тем, что некоторые родители отказывались давать согласие на углубленный медосмотр своих детей. Не все смогли понять, насколько это серьезно, удобно и выгодно для каждой российской семьи (государство выделило на диспансеризацию подростков очень большие деньги!). Не всех мы смогли убедить. Но, думаю, со временем понимание все-таки придет.

Добро пожаловаться

– Я Жанна Желнова из Краснооктябрьского района. У моего ребенка хроническое заболевание, каждые полгода он проходит курс лечения в ОДКБ. Звоню, чтобы передать слова благодарности всему персоналу больницы и, конечно, ее главному врачу. Нравится все – и как относятся к маленьким пациентам, и как лечат, и как оперативно принимают решения. Нареканий нет абсолютно никаких. Приятно, что в наше время есть такие больницы.

– Спасибо, Жанна, за то, что вы высоко оцениваете нашу работу. Но и у нас есть проблемы, не все мы видим. Если вы с ребенком часто находитесь на лечении в нашей больнице, то знайте: двери моего кабинета всегда открыты. Если в лечебном процессе есть какие-то недостатки и шероховатости, приходите и говорите, не стесняясь. В отделениях в доступном месте лежат книги жалоб и предложений. Видите недостатки, но не хотите называть свою фамилию? На этот случай в отделениях есть и так называемые тайные ящики, куда вы можете положить анонимную записку со своими пожеланиями. Гарантирую, что все предложения, пожелания и жалобы будут рассмотрены. Обратная связь с родителями маленьких пациентов для нас очень важна.

Кока-кола – прикольно же!

– Меня зовут Оксана Николаевна Звонарева, Городищенский район. Общественная палата РФ направила письмо в Правительство с просьбой ограничить продажу сладкой газировки в школах и других детских учреждениях. Еще одна инициатива, которую общественники хотят донести до представителей власти, – запретить детям до 14 лет самостоятельно покупать в магазинах сладкую газировку. Как вы к этому относитесь?

– Считаю, что запрет ни к чему не приведет. Газировка – сладкий, приятный напиток. Есть всего несколько факторов выхода из стресса, в том числе и еда, а дети тоже живут в стрессе, и им надо каким-то образом с этим стрессом бороться. Иногда – с помощью вкусной газировки. Другое дело, что потребление газировки для ребенка не должно становиться системой. Можно выпить ее в праздник, но не чаще. И за этим должны следить родители, если они заинтересованы в здоровье своего ребенка. И еще один момент. Можно, конечно, сделать газировку «вне закона». А какая альтернатива – полезная и доступная? Соки, натуральность которых вызывает большое сомнение? Реальное предложение – компоты, взвары, домашние соки. Но многие ли мамы их делают для своих детей? Очень многое зависит от пищевых пристрастий внутри семьи, от того, к каким продуктам питания ребенка приучили родители. Недавно ассистент кафедры детских болезней ВолгГМУ рассказывала мне потрясающий случай. К ней на консультацию молодые родители принесли шестимесячного малыша. Ребенок весь в аллергической сыпи. И родители вроде все правильно делают – и кормят, и гуляют, и ребенок желанный – и вдруг ни с того ни с сего такая напасть. Стали разбираться. Оказалось, что папа дал ребеночку попить кока-колу. Моя коллега была потрясена: «Зачем? Ему же всего шесть месяцев!». На что папа ответил: «А чё? Прикольно же!». Как говорится, без комментариев…

Не каждый педиатр – Рошаль

– Меня зовут Наташа Зуева, Кировский район. В этом году я заканчиваю школу и хочу поступать в медицинский университет. Но вот со специальностью пока не определилась. Скажите, чем, на ваш взгляд, педиатр отличается от других врачей?

– Прежде всего, Наташа, надо очень хотеть быть доктором. А педиатрия оставляет в своих рядах людей более терпеливых, с повышенным чувством сострадания, с открытой и широкой душой. Я не о том, что другие врачи не такие. Просто в жизни каждого врача наступает момент, когда ты сам себе задаешь вопрос: а надо ли тебе это? Потому что, помимо маленького ребенка-пациента, надо терпеть и все «сопутствующее». А «сопутствующее» – это мама, папа, а часто и бабушки с дедушками с двух сторон. И у каждого есть свое мнение о том, как надо лечить их любимого ребенка. Мнение, подкрепленное Интернетом, собственным жизненным опытом, опытом соседей. Заботливые родители ищут для своего ребенка какого-то особенного доктора. Но не каждый педиатр – Леонид Рошаль, как не каждая бабушка – Арина Родионовна. Поэтому детский доктор должен уметь не обижаться, обладать колоссальным терпением и быть профессионалом, чтобы все родственники больного ребенка ему поверили. И еще одна специфика – маленький ребенок не может сказать, что у него болит. Когда ему плохо, он просто плачет и не спит. Поэтому педиатр должен знать намного больше, чем врач «для взрослых», и быть многогранным специалистом. Да, не всем это по плечу, не все врачи могут работать с детьми, часть из них уходит из педиатрии. Это вовсе не значит, что они плохие специалисты. Просто по природе своей они другие. Но если человек остался в педиатрии, то уже навсегда.

Прививки – наше спасение

– Это «прямая линия» с главным педиатром Волгоградской области? Я Сергей Васильевич Некрытый, город Волжский. Недавно на заседании экспертного совета по здравоохранению в Совете Федерации прозвучали предложения ввести меры ответственности в отношении тех медицинских работников, которые необоснованно поддерживают «антивакцинальные» настроения родителей – вплоть до отлучения от профессии. А как вы относитесь к предложению Совета Федерации?

– Я считаю, что доктор, который поддерживает «антивакциональные» настроения родителей маленьких пациентов, – это нонсенс. Врач, имея знания и диплом, обязан выполнять те рекомендации, которые являются обязательными, то есть выполнять протоколы лечения, стандарты обследования и лечения пациентов. Если он этого не делает, тогда он не только не оказывает медицинской помощи, а вообще вредит пациентам. А это уже не врач. Если же он еще и сам убеждает пациента или родителей маленького пациента не делать профилактические прививки, то это либо психически не совсем здоровый человек, либо представитель какой-то секты, но и в том, и в другом случае он, по моему глубокому убеждению, не должен иметь право работать врачом. Весь мир делает профилактические прививки. Это спасение от многих серьезных инфекций. Есть осложнения после прививок? Да. Но это такой минимальнейший процент, что о нем даже говорить не стоит. А спасенных прививками детских жизней – миллионы.

Врач – всего лишь помощник

– Меня зовут Анна Горшкова, Центральный район, будущий врач. Светлана Анатольевна, какое, на ваш взгляд, самое распространенное заблуждение родителей относительно здоровья их детей?

– Что доктор во всем поможет и что медицина вылечит. Это самое главное заблуждение родителей. А надо понимать, что только мы в семье можем дать ребенку здоровье и будущее, которое без здоровья невозможно. Врач, конечно, придет на помощь, но не всегда. Часто и медицина, как говорится, бессильна, и врач не рядом. Поэтому у деток, например, с хроническими заболеваниями доктором становятся их мамы, родители, а врачи – консультанты родителей. Но родители должны быть информированы! Они должны знать, почему нельзя отказываться от прививок, как организовать правильное питание своему ребенку, адекватную двигательную активность, как сформировать у него желание с самого раннего возраста вести здоровый образ жизни. Это элементарно, но очень важно. А медики зачастую не доносят эту информацию до родителей, и потому среди них так много домыслов, безграмотности в медицинском плане и так много негатива по отношению к медицинским работникам. Мне очень хочется, чтобы ситуация изменилась. Только тогда совместными усилиями врачей и родителей мы сделаем наших деток здоровыми и счастливыми.

DNG