Открытая Волга

Открытая Волга
Пятьдесят мучительно длинных дней. Они беспощадно рассыпались на часы и минуты, слипались в недели, снова распадались на мгновения, чтобы потом объединиться в декады. Они... Они закончились.

Как ранней весной ждешь первого островка чистой воды, чтобы с наслаждением полярника, вернувшегося домой с вахты, бросить в него приманку, так по окончании запрета первый раз выходишь на лодке, под мотором и с ворохом спиннингов. Планов по рыбалке – на неделю круглосуточного лова. Хочется обойти сразу все знакомые, уловистые точки, разловить все имеющиеся в арсенале приманки и поймать всю существующую в природе рыбу. Вероятность, конечно, небольшая, но наши желания очень часто опережают наши возможности.

Итак, запрет на лов рыбы снят, и в три часа утра, когда нормальные люди спят, ненормальные спят крепко, поскольку их совсем ничего не тревожит, четыре помятые бессонницей физиономии в свете фонариков вглядываются в темноту, пытаясь спустить лодку на воду. На пятой или шестой попытке прицеп с лодкой все-таки попадает в нужную колею, и катер соскальзывает с полозьев. Загрузились быстро. Волга поблескивает отражением городских огней. Неприветливо как-то поблескивает. Слишком уж темно.

Ловить собрались жереха, но вооружились и на судака, и на щуку, и на леща, и на язя... Приманки вязали в темноте. Первые забросы – когда небо на востоке только слегка посерело. Странные ощущения испытываешь при ловле «в руку». Все органы чувств сосредотачиваются в кисти. Закрываешь глаза, но ничего не меняется – всю проводку приманки ты «видишь рукой». Вот блесна коснулась дна. Вот зацепилась крючком за какой-то мусор или траву. А вот это уже контакт с рыбой. Только невнятный. Не поклевка, не соскальзывание лески по спине, а какое-то пощипывание. Два-три щипка подряд, пауза... На силиконовые приманки так клюет окунь, но в данном случае блесна явно не окуневая. Меняем приманки, пробуем разные варианты проводок и подачи... Нервничаем... Уже видно берег, и чайки начали подниматься на крыло, а над нами продолжает издеваться какая-то безмозглая рыбешка. Убили час времени и в конце концов изловили-таки супостата. Обычная волжская сельдь. Мелкая, но нахальная. В лучших традициях типично рыбацкой словесности выразили свое к ней отношение и отпустили. В любом случае это результат.

Снимаемся и медленным ходом двигаемся вниз по течению. Жерех должен начать «котлиться», но... Окончание запрета на ловлю, да еще и суббота! Через час по реке понесется рой маленьких лодочек и больших катеров, а это конец ловли котлового жереха. Распугают рыбу, разгонят котлы.

В километре ниже, недалеко от небольшого песчаного острова, замечаем бьющую чайку. Она не просто кружит над водой. Птицы зависают над одним и тем же местом, выцеливают добычу и стремительно падают в воду. Судя по всему, это именно жерех гоняет малька.

Приближаемся осторожно. За двести-триста метров до точки глушим мотор и идем сплавом. По воде расходятся буруны волн от выходящего на поверхность хищника. Якорь.

Около двух часов мы с упорством, достойным длинноухих копытных, полощем воду различными приманками. Пара поклевок – и один пойманный жерешок в награду. Что за день?! Я думаю, что на плесе с глубиной в полтора метра, с металлического катера мы просто насторожили рыбу. Она ходила вокруг нас, периодически выгоняла малька, но брать приманку опасалась. К тому же начали подходить другие лодки и окончательно напугали стаю.

Похоже, с жерехом мы на сегодняшний день закончили. Можно неторопливо разведывать новые точки.

Тремя километрами ниже находим интересную косу на выходе из затона. По стрежню косы ямка, а вдоль неплохой свал, который можно обловить с берега. Разделились на две бригады – сухопутную и водоплавающую.

Первый раз в жизни мне пришлось ловить стайную щуку. Обычно хищница – рьяная индивидуалистка. Вдоль косы, по свалу двигался косяк малька. Его можно было увидеть по ряби на глади реки. Косяк небольшой – метров десять в диаметре, а под ним шла щука. Не крупная, но активная и ловить ее на каждом забросе – исключительное удовольствие. Причем стая щук смещалась вместе с мальком, и за полчаса ловли нам пришлось пройти за ней метров двести.

С лодки, на яме, неожиданно начал браться голавль. Ловился как на традиционные вращающиеся блесна, так и на селедочные колебалки, а в прилове оказался еще и судак. Оскомину сбили, руки рыбой пахнут, можно ехать домой.

Трофеями, да и общим уловом не особо похвалишься. Кроме того, много некрупной рыбы отпустили на откорм, но… Какими килограммами, сантиметрами или штуками можно измерить удовольствие от шума разрезаемой килем волны, от дрожания спиннинга при поклевке, от вида пробегающего мимо лодки, заросшего лесом берега?! Не придумали еще таких единиц измерения, да и вряд ли придумают.

Поделиться в соцсетях