А потом на нас стали падать камни величиной с комнату…

А потом на нас стали падать камни величиной с комнату…
Волгоградские альпинисты начали подготовку к новому сезону восхождений

В арсенале зачетных вершин участников учебно-тренировочных сборов – горы от первой до четвертой категории сложности. Сейчас в Волгограде идут тренировки на скалодромах. «ВП-спорт» решила выяснить, насколько сложно сегодня стать альпинистом в городе-герое.

Драгоценный значок

Пожалуй, с точки зрения присвоения разных званий альпинизм – самый бюрократичный вид спорта. Это неудивительно, учитывая его технологическую сложность и опасность.

Разряд в альпинизме – больше чем разряд, так говорят участники горных восхождений. Все вершины делятся на категории трудности. По классификации их 11. Для того чтобы получить значок «Альпинист России», нужно преодолеть перевал и взойти на вершину категории трудности 1Б. Чтобы перейти на следующую ступеньку – третий разряд –

нужно отработать несколько прохождений скальных, снежных и ледовых склонов.

Для того чтобы закрыть, скажем, первый разряд, требуется несколько сезонов. Так что, если ваша цель быстрая спортивная карьера – вам точно не сюда.

Любой Монблан – за ваши деньги

В постперестроечное время строгая система альпинистских лагерей, где вершины покоряли в соответствии с присвоенным разрядом, была нарушена. По-явились частные гиды, предлагавшие свои услуги за определенную сумму по европейскому типу.

– Но в Европе таких гор, как у нас, нет, – говорит начальник альпинистского лагеря Улу-Тау в Кабардино-Балкарии, где регулярно тренируются волгоградцы, Юрий Порохня. – Резко возросло число случаев с летальным исходом на восхождениях, а

у спасателей прибавилось работы. У нас в России вершины серьезные, а квалификацию гидов никто не определял…

По настоянию спасателей только в середине нулевых систему восхождения снова ужесточили. Теперь ответственность за безопасность лежит на руководителе группы. Со спортсменами, которые приезжают совершать восхождения по линии региональных федераций альпинизма, никаких проблем нет, они четко фиксируют свое пребывание. Что касается «дикарей», то они могут отмечаться у спасателей по желанию, но тогда вся ответственность за жизнь и здоровье участников лежит на руководстве группы.

Делали мы вашу стену!

О том, что на календаре лето, на высоте можно забыть. Нетающие снега, ледники, покрытые снегом скалы. Ледник проходится в специальном альпинистском снаряжении: на ногах – кошки, на голове – каска, обязательный элемент – светозащитные очки. Все участники опоясаны страховочными веревками и идут в связках. В альпинизме нет мелочей – незашнурованный ботинок может стоить жизни.

Кроме того, рельеф на леднике – это просто видимость. Камни, такие надежные на вид, подтаивают, и, если наступить на них, можно вместе с камнем укатиться вниз. Ледник испещрен трещинами, и, если не соблюдать технику, не «зарубиться» вовремя ледорубом, можно угодить в щели, глубина которых порой достигает сотни метров.

– Горы не покоряют – их просят пропустить, – рассказывает волгоградский разрядник Сергей Буркин. – Я помню случай, когда восходили на вершину пятой категории сложности и делали стену (в жаргоне альпинистов глагол «делать», «делали» – самый употребляемый. – Прим. авт.). И вдруг с вершины начал падение вниз огромный камень. С отвесной скалы далеко не убежишь и никуда не спрячешься. Ощущения не для слабонервных, но тогда гора нас пропустила….

Такой, казалось бы, родной Кавказ, где регулярно тренируются волгоградцы, может быть коварным и жестоким. Кладбища альпинистов есть в каждом его районе. Тот же Улу-Тау, например, печально известен тем, что в 1983?м здесь сошел огромный сель и полностью уничтожил альплагерь «Джайлык».

Бог по имени Эльбрус

К главной вершине Кавказа альпинисты относятся, как к божеству. Есть случаи, когда, готовясь к восхождению около двух недель, перед стартом группа вдруг отказывалась от этой идеи. Потом люди признавались – Эльбрус надо чувствовать.

Погода здесь может меняться несколько раз в течение суток. Солнце вдруг исчезнет, поднимается ветер, который приносит леденящий холод. Много раз летальные исходы у альпинистов случались только потому, что на вершину шли налегке и без палатки. Переждать непогоду было негде, и, сбиваясь с пути, они погибали в трещинах.

В мае при восхождении на Эльбрус множественные переломы получил волгоградец Ринат Шинкареев. Его жизнь удалось сохранить только благодаря оперативности спасателей.

– Я помню, мы делали перевал Кашкоташ в Приэльбрусье, – вспоминает Татьяна Ракова. – Шли под дождем, промокли до нитки, входим на перевал, а там – ледяной ветер. И у меня, и у других участников лица, снаряжение, одежда в мгновение покрылись коркой льда. В этих случаях живешь одной минутой – не думаешь, что будет, просто переставляешь ноги и идешь вперед. Потом срабатывает инстинкт, и начинаешь беспокоиться о том, кто с тобой в одной связке.

Бывают ситуации и пострашнее.

– Мы делали вершину Безенги, – вспоминает Алексей Краснов, – когда вдруг увидели, как от стены отделились два камня величиной с комнату. А мы на страховке висим и понимаем, что ничего не можем сделать. И вот он летит сверху, а ты смотришь на голубое небо и думаешь: только бы увидеть его еще раз. В этих случаях нужно плотно прижаться к стене. Если камень не ударится о твою страховку – шанс выжить есть. Тогда нас пронесло.

И все же поговорка «Умный в горы не пойдет» теряет свою актуальность. Куда больше по душе волгоградским любителям экстрима бессмертная строчка из песни Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».

Какая экипировка необходима альпинисту?

• Каска – 2 тыс. рублей

• Рюкзак объемом 100 литров –

от 5 тыс. рублей

• Ботинки – от 3 тыс. рублей

• Ледоруб – от 7 тыс. рублей

• Карабины, обвязки –

от 5 тыс. рублей

• Непромокаемая куртка

с системой «гортекс» –

от 7 тыс. рублей.

Если вы хотите самостоятельно покорять вершины, используя услуги гида, то восхождение, скажем, на Эльбрус по классической схеме обойдется в 34 тыс. рублей.