Ее сценой стал стадион

  • Ее сценой стал стадион
  • Ее сценой стал стадион
Здесь текст статьи

«Объявляем составы играющих сегодня команд….» Этот сильный женский голос с небольшой хрипотцой невозможно перепутать. Для поклонников волгоградского «Ротора» он давно связан с игрой их любимой команды на домашней арене. А первым рабочим днем для Ольги Васильевны Парамоновой на Центральном стадионе стало 28 апреля 1969 года. 43 года назад!

Место рождения – буровая вышка

– Ольга Васильевна, как вы стали диктором?

– Вообще-то числюсь я здесь радиомехаником, а также оператором, связистом. Но футбол, конечно, это самое интересное. Таких зигзагов судьбы сама не ожидала.

Хотела стать эстрадной певицей, был хороший голос меццо-сопрано, но накануне вступительных экзаменов попросили попеть для гостей из Чехословакии и повредила связки. О сцене мечтала, поскольку сестра пела в Киевском оперном театре и мне это безумно нравилось.

После неудачи с музыкальной карьерой узнала, что в Саратовское театральное училище проводится донабор, и легко поступила. Педагоги, правда, сказали: «С твоей хрипотцой дальше Камышинского театра тебе не подняться». Но не это остановило. Побывав за кулисами Волгоградского драмтеатра, ужаснулась нравам: интриги, грязь…

Сдавала экзамены в Ростовский техникум связи, но, хотя и получила на вступительных две пятерки и четверку, по конкурсу не прошла. И тогда пошла в нефтяной техникум. А в конечном счете пригодились навыки радиотехника-любителя. С детства с братом этим увлекались. Радиомехаником меня и приняли работать на стадион.

– А когда началось совмещение профессий?

– В 1970-е объявления на стадионе делала диктор Волгоградского телевидения Виктория Тагиева. У нас тембр голоса почти одинаковый, и она порой просила ее заменить, причем подмены никто не замечал. Потом пришла диктор из радиокомитета Вера Корчагина, года на три. А когда появился Владимир Горюнов, который меня не раз уже слышал, он принял решение оставить меня в этом качестве. Вот так с 1992 года я стала еще и диктором.

– Кто помогал на первых порах?

– В те годы в «Роторе» работал в качестве пресс-атташе Михаил Романович Пинхасик – потрясающей грамотности человек, на любой вопрос мог ответить. Над голосом дополнительно работать не пришлось, над произношением – тоже. Мама моя была геологом, отец – горным инженером, они постоянно мотались по всему Союзу, так что особенности местных говоров ко мне прилипнуть не успевали. Где родители – туда и я. Я даже родилась на буровой вышке, прямо в вагончике. Как моя мама говорила, среди клопов и тараканов.

Самые памятные

– Футбола вы насмотрелись изрядно, народу через команду прошло огромное количество. Кто запомнился больше всех?

– Дружила со многими, но самый интеллигентный, воспитанный – Володя Файзулин. Одно из ярких воспоминаний – мой юбилей. Много поздравлений, приятных лиц. И тут сначала появляется Владимир Нидергаус с огромным букетов цветов, а за ним из роскошной иномарки – Володя Файзулин… Большего подарка мне не нужно было.

Валера Есипов был общим любимцем – открытый веселый человек, сквозь стены мог проходить, как колобок, на поле всего себя отдавал. Года два назад во время матча заметили Валеру на стадионе, я объявила. Думала, трибуны рухнут, так его приветствовали.

А вот Павлюченко хоть и мальчишкой совсем был, а уже с манией величия. У Нидергауса, Есипова, Алдонина ему надо было поучиться как себя вести. Всегда приветливые были.

– Кого еще выделите?

– Сейчас составы знаете, как объявлять принято. Я читаю имя, зрители произносят фамилию. Обычно называют только игроков и главного тренера, но мы решили добавить и Олега Веретенникова. Трибуны всегда с радостью произносят его фамилию. Как он играл! Игрок ноги! Когда мяч к нему попадал, мы сразу орали: «Олег – гол!!!» Он не скоростью, а мастерством брал.

– Вы видели «Ротор» разных годов. Какие версии были лучшими?

– Конечно, «Ротор» времен Высшей лиги, когда пришел Олежка Веретенников, когда играли Есипов, Нидергаус… Когда к нам французы, англичане, итальянцы приезжали. Волновалась тогда очень сильно, ответственность большая. Заранее изучала, как фамилии правильно произносить.

Но не меньше люблю то время, когда игроки «Ротора» числились еще слесарями, токарями. Они больших денег, дорогих подарков не получали, но играли весело, с самоотдачей, душу вкладывали. Там был настоящий патриотизм в полном смысле этого слова. Потому что боялись подвести людей, чувствовали себя частью города.

Файзулин, Саша Гузенко, Дима Котопуло, Саша Никитин… Как сейчас вижу: бежит Никитин по полю, кудри развеваются… Котопуло, кстати, замечательным детским тренером стал. Дети его обожают.

Сейчас, конечно, отношения в футболе другие. Может, большие деньги людей портят.

– Самый радостный матч, самый грустный…

– И тех, и других много было. Самый печальный день, когда «Ротор» «Спартаку» «золотой матч» проиграл. После него мой сын сказал, что больше на футбол ходить не будет.

Грустным получился последний матч, когда дома 0:4 проиграли. Наши ребята очень старались, много атаковали, но сумбурно как-то, сыгранности не хватало. У «Урала» состав опытней, а наши только собрались.

Радости много было, а самое смешное однажды перед самым матчем случилось. Тогда еще конная милиция привлекалась. Так вот одна из лошадок огромную кучу перед самым стадионом навалила. Один из наших дворников подошел к милиционеру и начал ему высказывать, что думает. Тот не реагирует. Дворник возьми и сунь метлой коню в морду. Тот на дыбы, а всадник в эту самую кучу от неожиданности и сполз с седла. Народ полег от хохота.

– Болельщик за последние годы изменился?

– В сравнении с девяностыми, конечно. Мата меньше стало, больше девушек-болельщиц, с детьми приходят. Фанаты вообще шикарные. Не только на домашних матчах команду поддерживают, но и на выезде. А когда нам помощь нужна, чтобы стадион после матча убрать, всегда откликаются.

Нас ведь мало, а мусора остается огромное количество, особенно шелухи семечек, которую труднее всего выгребать. Мы ведь на уборку всем коллективом выходим, кроме самых больших начальников.

Недавно к нам с Москвы телевизионщики приезжали, так в шоке были – сколько народа на футбол ходит. В Премьер-лиге так не болеют, как у нас. Так что город у нас действительно футбольный. Вот еще бы наших болельщиков от семечек отучить…

– Другие пожелания есть?

– Конечно. Чтобы наш город чемпионат мира по футболу получил, чтобы Центральный заново отстроили, ему уже больше полувека, чтобы «Ротор» в Премьер-лиге играл и как прежде побеждал.

А для себя тоже есть пожелание. Проезжаю мимо стадиона и не представляю, что меня там когда-то не будет. Не умею на лавочке с бабушками сидеть. Хочется вместе «Ротором» как можно дольше оставаться.

Врез. 1 «Люблю то время, когда игроки «Ротора» числились еще слесарями, токарями. Они больших денег, дорогих подарков не получали, но играли весело, с самоотдачей, душу вкладывали. Там был настоящий патриотизм в полном смысле этого слова. Потому что боялись подвести людей, чувствовали себя частью города».

Врез.2 «Самый печальный день, когда «Ротор» «Спартаку» «золотой матч» проиграл. После него мой сын сказал, что больше на футбол ходить не будет».

Поделиться в соцсетях