Главный тренер юных волгоградских чемпионок не хочет возвращаться во взрослый гандбол

Главный тренер юных волгоградских чемпионок не хочет возвращаться во взрослый гандбол
Впервые в истории российского гандбола сборную страны возглавила женщина, да еще и наша землячка! Дебют волгоградского тренера оказался более чем успешным – победа на ЧМ-2018 среди девушек не старше 18 лет. В составе сборной золото планетарного масштаба выиграли 11 воспитанниц волгоградского гандбола. А ведь перед началом чемпионата перспективы российской команды выглядели весьма туманными. Искусством лепки юных чемпионов заслуженный тренер России Любовь Сидоричева поделилась с обозревателем «СПОРТ-ТАЙМ» Анатолием Любименко.

«Не станем семьей, ничего не добьемся»

– После турнира вы сказали, что поворотным моментом в чемпионской биографии этой сборной стал международный турнир в Венгрии, который предшествовал чемпионату мира.

– Да, это так. Тот турнир только подтвердил мои худшие опасения: команда не готова. На первое поражение от Венгрии я отреагировала спокойно. Рассуждала так: мы после перелета, венгерки играют дома и судейство домашнее – у нас 32 минуты штрафного времени. Так что все логично. Но во второй игре с Францией мы по ходу вели 5–6 мячей, однако за весь второй тайм забили всего четыре мяча и проиграли. Всю игру ходили кругами вдоль дуги, на ворота никто не шел. Честно скажу, такого стыда я в жизни не испытывала!

  – Что произошло?

 – Все чего‑то выжидали в надежде, что не она, а кто‑то другой должен проявлять инициативу, бросать по воротам. Девчонки попросту боялись нормально играть, брать ответственность на себя. Причем проблема эта была не новой. Сборная этого возраста и в прошлом году периодически так себя вела на площадке, хотя состав по именам выглядел вполне приличным. Стало ясно, что, если кардинально не изменимся, надеяться в Польше будет не на что.

– И, наверное, состоялся разговор?..

– И разговор откровенный. Часа на два. Это был диалог на равных. Причем я сказала, что по итогу этого разговора я либо откажусь от совместной работы с ними, либо идем вместе дальше. Сказала, что проблемы в голове и им нужно вытащить наружу все, что прячется глубоко. И услышала: да, мы не готовы, у нас не получается, как и в прошлом году, мы боимся. Потом выяснилось, что есть разлады между передней и задней линией, девчонки начали высказывать чисто игровые претензии. Мы говорили долго и очень открыто. Я сказала: если не станем семьей, нам ничего не добиться. На следующий день после игры с Румынией мы больше часа проводили разбор, опять же я выслушала и их предложения, в частности по перемещениям, действиям в обороне.

– В этой игре, несмотря на проигрыш, все было по-другому!

– Да, была совсем другая команда, другие эмоции. Девчонки спросили: «Вы можете в нас поверить?» И я ответила: «Мы в вас верим, потому что знаем, какую работу проделали, и это не может не сказаться. Нужно, чтобы вы в себя поверили».

– Тренер футбольной сборной Станислав Черчесов говорил, что некоторые вещи игрокам лучше услышать от товарищей по команде, так они лучше доходят. А у вас был свой Дзюба?

– Да, есть вещи, которые тренер повторяет много раз, но они не доходят. И я обращалась к девчонкам: может, вы на своем языке, который мне неизвестен, лучше друг другу что‑то объясните? Дзюбы не было, но Лена Михайличенко проявляла больше спокойствия, уверенности, и ее слушали. А вообще в любой команде меня больше всего бесит позиция игрока «моя хата с краю». От равнодушных людей в игровых видах спорта сплошной вред.

Тренерский штаб и команда на два месяца стали одной семьей

«Лучшей на площадке была Анька»

– Какие матчи турнира выделите как знаковые?

– После игры с Китаем приз лучшего игрока организаторы неожиданно присудили Кате Левчиной. Она, конечно, хорошо сыграла, но мы и другие тренеры очень удивились, предполагая, что в этот раз организаторы отметят блестящую игру Ани Верещак. Я задержалась после игры на площадке и, когда вошла в раздевалку, хотела высказать свое мнение. И тут выяснилось, что Левчина сама все решила и уже вручила полученный приз своему вратарю. И сказала для всех: «Я получила его незаслуженно, лучшей на площадке была Анька». Такого, признаюсь, в моей тренерской карьере прежде не случалось. Однажды я попыталась воздействовать на получившего приз игрока, но безуспешно: тот его не отдал. Поступок Левчиной стал для меня знаком, что вот сейчас родилась настоящая команда, что в ней здоровая атмосфера.

– Со стороны казалось, что самая сложная игра получилась с Данией, а вы отмечали поединок с голландками – почему так?

– Норвегию и Данию я всегда выделяю. С датчанками игра была тяжелая, потому что это четвертьфинал, нельзя проиграть. Тем более что Дания во всех возрастах и турнирах наш самый принципиальный соперник. Корея, Венгрия, Голландия – те команды, с которыми все игровые аспекты важны. А голландки могут сыграть по‑хулигански, без всякой схемы, поэтому противостоять им сложнее. Что касается финала, я видела, как складывается игра, и не покидало ощущение, что мы доминируем на площадке. Так бывает не всегда, но в тот раз я это видела отчетливо. За минуту до окончания я взяла тайм-аут. Мы вели два мяча, но не было уверенности, что дело уже сделано, и важно было сохранять концентрацию. За минуту можно проиграть, особенно имея дело с такой быстрой командой, как Венгрия.

«Волгоградским влетало больше других»

– В команде много волгоградок, которых вы знаете не один год, – кто смог удивить?

– С первого дня сборов ни разу не вспоминала, кто из какого клуба. Но как‑то так складывалось, что волгоградским влетало от меня больше других. И на тренировках, и на дежурствах, если вдруг проштрафились. Как‑то дежурили Кирдяшева и Карабутова и кое‑что нарушили. Так Кирдяшева несколько раз вставляла: «Я тоже там была, это и моя вина». И это было для меня очень показательно – одна за всех и все за одну.

– Вы специализируетесь  на детском гандболе – нет желания вернуться во взрослый?

– Как поется у Высоцкого: «Я там был, и мне туда не надо». У каждого тренера есть своя ниша. Есть спецы по набору, умеющие увлечь детей, удержать их в спорте, а есть маститые тренеры, которые не умеют этого делать. Да, я говорила, что возраст моих игроков – от 12 до 18 лет. Много лет проработала вторым тренером со Скоробогатовым, с Левоном Оганезовичем (Акопяном), но даже не могла подумать, что смогу стать главным. В планах тактики, ведения игры нет сомнений. Я очень жесткий тренер, даже жестче Скоробогатова, но некоторые дисциплинарные меры, мне казалось, я не смогу принять. Оказалось – смогла.

– По возвращении вы справедливо отметили всех сопричастных к победе. А в чем вклад главного тренера?

– Я с самого начала говорила: моя главная роль в команде – это психолог.  Этих девчонок нужно было просто успокоить, раскрепостить, избавить от ложных страхов. Время такое, что не во всех семьях все благополучно: проблемы в школах, клубах, вопросы по зарплате, беганья из команды в команду. Девчонки молодые, часто от круговерти им начинает казаться, что они уже очень крутые, а на самом деле еще ничего не постигли и не достигли.

– Помог психолог?

– Мы его пригласили в марте на первых сборах. Не знаю, в какой степени помогло, но, возможно, без этого не состоялся бы у нас тот откровенный разговор после матча с Францией. Мне важно было собрать их психологически, чтобы они никого не выделяли. Были и такие эпизоды: ругаю кого‑то на тренировке, и они тоже начинают подначивать. Я четко дала понять, что мне это не нравится. Тренер может ругать, но вы‑то куда? Завтра на ее месте будешь ты. Нужно поддержать товарища, а не добивать. И они приняли это.

– Гуру нашего гандбола Акопян и Трефилов по‑разному высказались о перспективах новоиспеченных чемпионок.

– Дмитриева и Вяхирева в 21 год стали олимпийскими чемпионками. Но чтобы повторить их путь, очень многое должно сложиться. Да, сейчас у девчонок глаза горят, им понравилось быть первыми. Но уже в следующем году им будет гораздо сложнее: придется подтверждать чемпионский уровень каждый день и в каждой игре.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях