Как волгоградский тренер поезд развернул  

Волгоградская правда
Заслуженный тренер России Николай Измайлов – человек в мире гандбола известный. Отыграв много лет в волгоградском «Каустике», он остался в городе-герое, который стал для него родным. Тренировал команды едва ли не всех возрастов, причем и в мужском, и в женском гандболе. И все, с кем сводила его судьба, не понаслышке знают о его принципиальности, обязательности. Среди его многочисленных наград особое место занимает диплом, который он заслужил в сфере, весьма далекой от спорта.   

На юг через север

В начале 90-х Николаю Измайлову предстояло отвезти свою юношескую команду на соревнования в Краснодар. Тренеру было удобнее отправляться с центрального вокзала, но, поскольку все его подопечные находились в Красноармейском районе, решили, что они подсядут в Сарепте, которую поезд проезжает.

– Поскольку поезда на юг идут разными маршрутами, на станции Волгоград-1 я уточнил у дежурной, проходит ли поезд через Сарепту, – вспоминает Измайлов. – Она ответила утвердительно, а проводница подтвердила полученную информацию.

Но вскоре беспокойный пассажир заметил, что состав двигается в сторону Мамаева кургана. Проводница пожала плечами: «Ничего не понимаю». Начальник поезда тоже оказался не в курсе, а машинист сослался на команду двигаться именно таким образом.

Поезд повернули в Саратове  

У Гумрака поезд по требованию Измайлова остановили, связались со станцией Волгоград-1. Выяснилось: начат ремонт путей на участке от Сарепты до Котельниково, но никого об этом не предупредили. Измайлову предложили посадить его ребят в Котельниково.

– Как они 200 км отмахают, никого не волновало, – делится тренер. – При этом никто не вспомнил о других пассажирах, с билетами в руках ожидающих посадки на станциях, которые выпали из-за неожиданного изменения маршрута.

Проводники, машинисты, начальники станций все понимают, все сочувствуют, но проблему может решить только Управление Приволжской железной дороги, находящееся в Саратове. По итогам переговоров с Саратовом поезд получает разрешение развернуться.

Ждать, как было оговорено

Но тут появляется опасность, что подопечные Измайлова, ничего не знающие о происходящем, могут уйти со станции Сарепта. И как их предупредить о форс-мажоре? Сотовых телефонов тогда еще не было.

– По счастью, выяснилось, что у дежурной в Гумраке есть подружка на станции Судоверфь, – смеется Измайлов. – Хорошо, что она оказалась дома, ее попросили отправиться на станцию Сарепта, найти команду и передать ребятам, чтобы они не расходились и ждали меня, как и было ранее оговорено.

Итак, поезд двинулся в обратном направлении – к станции Волгоград-1, и пассажиры других вагонов, не ведающие, что творится, в изумлении наблюдали, как они снова подъезжают к Мамаеву кургану. В Сарепте команда восторженно приветствовала тренера, все забрались в вагон, и тут выяснилось, что, кроме юных спортсменов, никого в поезд больше не посадят! В итоге люди с билетами остались на перроне. Оказывается, была команда запустить только подопечных Измайлова.

«Лучший железнодорожник России»

По возвращении родители ребят вручили тренеру самодельный диплом «Лучшему железнодорожнику России». Вот так выяснилось, что даже обычный человек может возвращать поезда. Именно с тех пор, кстати, на всех станциях начали писать, какие поезда идут через Сарепту, а какие – в объезд.       

Николая Измайлова в этой истории тронуло больше всего другое. Когда женщина с Судоверфи добралась до Сарепты, она застала всех ребят на месте, хотя минуло уже часа два после того, как поезду следовало быть. Но никто и не собирался уходить. «Тренер сказал, что приедет за  нами, значит, приедет». И тренер не подвел.

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий