Сто дней до приказа

  • Здоровый и спортивный? Иди служи!
  • Авдиенко
  • Борщев
  • Сапаров
  • Гугняев
Волгоградские спортсмены поделились своими армейскими историями. Далеко не все спортсмены вступают в ряды ЦСКА и СКА, некоторые прошли настоящую службу в армии с КМБ, казармой и кирзовыми сапогами. И после этого им удалось вернуться в большой спорт и добиться высоких достижений! В преддверии Дня защитника Отечества «СПОРТ-ТАЙМ» выяснил, кто же из волгоградских атлетов и тренеров прошел путь от «духа» до «дембеля», и выведал у бывших солдат наиболее запомнившиеся моменты армейской службы.

«Красили землю, чтобы всюду был газон»

Гандболист «Каустика» Никита Гугняев (Военно-воздушные силы):

– Призвался я в 2008-м. До сих пор помню, как из моей части вылетали самолеты в зону боевых действий – в сторону Цхинвала. В течение этих нескольких августовских дней самолеты вылетали буквально каждые пять – семь минут. Находиться в части в это время было невозможно: казалось, что вот-вот все вокруг рухнет. Тем не менее было очень интересно. Не обходилось и без забавных моментов, можно даже сказать, абсурдных. Я служил в охране гарнизона. Как-то к нам должны были приехать высокопоставленные чиновники, и во время подготовки к их прибытию солдат заставляли… красить землю. В зеленый цвет, дескать, чтобы те подумали, что повсюду газон. В целом, армия меня научила дисциплине. Требовалось все делать идеально: чистишь снег – надо делать все ровно, копаешь яму – она тоже должна быть максимально ровной. В этом плане армия оказалась полезна.

«За тобой следит американский спутник!»

Чемпион России по армейскому рукопашному бою Кадль Сапаров (служил вместе с братом-близнецом Адлем, РВСН):

– Призвались мы 1994 году. Без выяснения отношений не обходилось, но мы были спортсменами и старались не драться. Как-то нас посреди ночи подняли ребята. Причина заключалась в том, что мы подковали сапоги уже на третьем или четвертом месяце службы. Для столь небольшого срока это считалось роскошью, поэтому ребята постарше захотели проучить нас. Главным заводилой среди наших недоброжелателей был курсант Назаров. Подняли посреди ночи, вывели в уборную. В итоге Назаров схлестнулся с одним из моих товарищей – нам с братом ведь нельзя было врукопашную пускаться.

За это на следующий день их отправили долбить лед. А мы с Адлем смотрели на это в окно: взглянув на нас, сказали: «Да эти мелкие слишком, они не могли драться».

А этого Назарова я встретил позже, когда уже стал старшиной. Его перевели к нам в часть, и стоило ему услышать мою фамилию, у бедолаги аж физиономия поменялась.

В самом начале службы был еще такой забавный момент. Пришел в учебный центр майор и стал спрашивать, кто желает поучаствовать в соревнованиях. Начал перечислять виды. Кто хочет попробовать себя в гиревом спорте? Мы сразу выходим из строя: «Мы!» Дальше спрашивает: «В лыжах?» Снова: «Мы!» То же самое было и после плавания и армейского рукопашного боя. Похоже на момент из одного советского фильма, не правда ли? В итоге решили, что для всех видов мы маловаты, но для рукопашного боя вполне сгодимся. Так и началась новая спортивная карьера, можно сказать.

А больше всего запомнился такой случай. Был у нас капитан Барахджян, очень умный человек. И он нам как-то говорит: «Вот вы сейчас сидите, читаете газету, а американские спутники все это фиксируют. Если сейчас посмотрите наверх, то вас сфотографируют, и по этому снимку потом смогут получить все ваши данные». А ведь это был 94-й год! Тогда подобные слова звучали как нечто фантастическое. Это потом уже стало очевидно, что все полигоны действительно контролируются и товарищ капитан был прав.

Ну и, разумеется, нас с братом постоянно путали. В начале службы приходилось слышать от офицеров: «Сапаров, ты чего не в наряде?!» А я в ответ: «Да я и не должен там быть, в наряде мой брат».

«Откосивших даже девчонки не любили»

Заслуженный тренер России по плаванию Виктор Авдиенко (железнодорожные войска):

– До сих пор уверен в том, что для молодых людей срочная служба – полезное дело. Начинал служить в Чернигове, продолжил в Волгограде. Испытать пришлось все. От нарядов вне очереди за пререкания с командирами до масштабных учений. Зашел в ленкомнату без разрешения сержанта – пошел драить туалет. Не привел свою форму в порядок – пошел в наряд на кухню. Приходилось терпеть многое, но потом понял, что это было необходимо.

В процессе службы учились наводить понтонные переправы через крупные реки, строить заградительные укрепления на подступах к переправе. Было много строевой подготовки, которая проходила независимо от погоды.

Кроссы на пять-шесть километров были обычным делом, ну и противогазы и ОЗК – как же без них? В общем, все было в полном объеме. Самое страшное для нас было – «залететь» и отправиться на БАМ. Мы были уверены, что, несмотря на какие-то трудности нашей службы, там натуральный ад. По рассказам, на БАМе пахали так, как трактора не пахали.

Считаю, что в наше время служба в армии определяла, мужик ты или нет. Даже девчонки смотрели на парней, которые «откосили» или не пошли в армию по здоровью, совсем по-другому. Армия, помимо того, что обучила какой-то военной специальности, еще сильно влияла на психологию и коммуникабельность. Для сержантов это и умение руководить, и нести ответственность за подчиненных. Я всегда с гордостью и удовольствием вспоминаю два года службы. Время, которое меня полностью изменило. Я горд еще и тем, что мой сын недавно отслужил срочную. Сейчас это год, и я считаю, что это мало. Тем не менее я рад, что он прошел этот жизненный урок.

«Первые три месяца службы мне не везло»

Чемпион мира по кикбоксингу Вячеслав Борщев (мотострелковые войска):

– В армии огромное значение имеет то, как ты выстроишь отношения с руководством. Мне это, честно признаться, было очень не по душе. Не люблю ни перед кем выслуживаться, хотя и уважаю дисциплину. Для меня в первую очередь важно, каков человек, а потом его должность. Может, поэтому первые три месяца службы мне не везло.

Еле сдерживал себя, чтобы не пустить в ход руки – сами понимаете, народ у нас довольно грубый, а воспитание зачастую воспринимает за слабость. В первый же день в части меня вывели в уборную несколько человек: сержант и с ним еще три или четыре солдата. Один постарше, другим лет по 18. И они мне угрожали расправой и проблемами! Согласитесь, очень забавная ситуация.

Еще смешнее она стала после того, как мы познакомились поближе. Благо в тот момент мне удалось сдержаться и просто объяснить этим людям, что в случае попытки ущемить мои личные права и свободу я буду действовать серьезно. Потому что усмирить свою гордыню и вытерпеть, если задевают мое достоинство, я могу. А вот если речь пойдет о чести, то пойду до конца.

О том, что спортсмен, никому не сказал, не люблю выпячивать это всюду. Об этом они узнали позже, когда отношения наладились. В итоге в дальнейшем общались нормально, нашли взаимопонимание, даже больше того, сдружились!

9 июля 2015 года я демобилизовался, а спустя два дня выиграл чемпионат России среди профессионалов.

DNG

Поделиться в соцсетях