Вениамин Даев рассказал о становлении любимого вида спорта в Волгограде

Волгоградская правда
Вениамин Алексеевич поделился воспоминаниями, как на Волге, в Сталинграде, зарождалось водное поло.

Сам Брежнев помогал «Торпедо» устроиться в гостинице

В 1956 году перед выпускником МИФИ Вениамином Даевым стоял нелегкий вопрос – где начать трудовую биографию. Все решила попавшаяся на глаза заметка об успехах сталинградской команды по водному поло. 23-летний москвич, влюбленный в эту игру, принял решение, о котором никогда не жалел. В городе-герое он нашел друзей, создал прекрасную семью, реализовал себя как специалист и руководитель высокого уровня. Сегодня ветеран, который стоит на пороге своего 90-летия, делится с читателями «Волгоградской правды.ру» воспоминаниями о своем спортивном прошлом. 

– Вениамин Алексеевич, как получилось, что в сухопутной послевоенной Москве вы увлеклись водным поло? 

– Спортом увлекался с детства, которое провел в деревне и был физически крепким. Но как-то поначалу все не везло. Уже в Москве на первых же соревнованиях по боксу оказался в нокдауне. Перешел на борьбу, и на тренировке партнер, весивший кило на 20 больше меня, сломал мне ребро. А в гимнастике, работая на перекладине, травмировал плечевой сустав. После этого решил попробовать себя в плавании. Вот на одной из тренировок меня и заметил тренер ватерпольной команды «Торпедо» Иван Штеллер.

– Насколько популярен был этот вид спорта в столице?  

– Первенство Москвы оспаривали до 20 команд, хотя условия для тренировок были спартанскими. Мы, например, перед соревнованиями отправлялись на месячные сборы в подмосковную деревню Васькино. Неподалеку от нее были дом отдыха и пруд. Мы устанавливали на нем ворота и занимались два раза в день. «Торпедо» представляло автозавод имени Лихачева и являлось одной из сильнейших в стране команд. Сам Брежнев – будущий генсек ЦК КПСС, а в 50-х – глава коммунистов Молдавии – помог однажды нашей команде устроиться в кишиневской гостинице.   

У истоков профессионального спорта стоял Василий Сталин                 

– Соревнования проводились в схожих условиях? 

– 50-метровых закрытых бассейнов в стране не было, поэтому всесоюзные соревнования проводились летом в южных республиках в открытых бассейнах. Только в 1952-м в Москве у станции метро «Аэропорт» появилась первая закрытая арена, а произошло это благодаря разговору Капитолины Васильевой с Василием Сталиным. 

– Васильева – это?..

– Чемпионка СССР в плавании вольным стилем и гражданская жена сына Сталина. Она объяснила Василию, что без закрытых бассейнов конкурировать с европейцами невозможно, и это помогло. Тогда же, и опять же с подачи Василия Сталина, начали утверждаться приметы профессионализма: для мастеров спорта и ведущих атлетов учредили стипендии: от 800 до 1600 рублей. Хотя неофициально многие так называемые любители и раньше являлись, по сути, профессионалами. Например, в «Торпедо» ведущие игроки числились рабочими цехов, хотя они вряд ли знали, что именно им доверено производить. 

– Сложно было расставаться с Москвой после окончания вуза?
 
– Мне предлагали остаться в институте в аспирантуре, но я выбрал Сталинградский металлургический завод «Красный Октябрь». Хотелось самостоятельной жизни, да и жилищные условия нашей семьи в Москве были непростыми. Мы впятером размещались на 16 квадратных метрах в четырехкомнатной квартире. А поскольку в Сталинграде, помимо прочего, была и возможность продолжить занятия водным поло, то отправился в знаменитый город.   

«Ты партийный работник, а в воде плаваешь»

– Чем запомнились первые дни в Сталинграде? 

– Встретили радушно, поселили в общежитии. С первых же дней влился в ватерпольную команду «Спартак». Тренировки проходили вблизи Центральной набережной, в огороженном на Волге бассейне. Течение реки сильно осложняло задачу, частенько приходилось догонять уплывающий по течению мяч, но ко всему привыкаешь. В Сталинград я прибыл в мае, а уже в июне отправился на сбор команды городов и областей РСФСР, которой предстояло участвовать в Спартакиаде народов СССР. Постановлением Совета Министров СССР все участники этих соревнований освобождались от работы и учебы на два месяца: месяц на подготовку, второй – на участие. Мы заняли в итоге шестое место, а лидерами во всех командах были игроки, имевшие опыт выступления за московские клубы. 

– Из кого была сформирована сталинградская команда?  

– В основном это были студенты, рабочие, которые днем учились и работали, а вечерами тренировались. Разные люди увлекались этой игрой. Помню, как глава обкома партии Леонид Куличенко критиковал секретаря райкома Валентина Карпова: «Ты партийный работник, а в воде плаваешь!» Водное поло долго оставалось у нас по-настоящему любительским. Его популярность невероятно выросла с появлением первого в городе открытого бассейна «Спартак» в 1957 году. 

– Тогда и команда заметно прибавила.

– В этот период появились в команде я, имевший опыт игры за «Торпедо», и Владимир Новорусский, выступавший во время воинской службы за коллектив Каспийской флотилии. Но главное – вернулся Геннадий Дойкин, поигравший за сильную ленинградскую команду ВМФ. Новорусского и Дойкина в спорткомитете оформили инструкторами, и они полностью сконцентрировались на водном поло. Это сразу сказалось, и мы уже через год попали в стыковые матчи за право перехода во всесоюзный чемпионат. 

– По какой формуле тогда проводились соревнования? 

– Весь год команды тренировались, потом собирались в одном из городов и вкруговую определяли сильнейших. По итогам первенства России победитель получал право бороться за переход во всесоюзный чемпионат. Мы вышли в финальную пульку, где сыграли вничью с командой города Риги и проиграли сборной ГСВГ (Группа советских войск в Германии). В ГСВГ были собраны известные мастера, поигравшие ранее в Москве. Но года через три, уже после моего ухода из команды,  «Спартак» под руководством Новорусского все же вышел в элиту.

Новую встречу с Мао Цзэдуном сорвал кадровик

– Какие еще были памятные матчи?

– Против команды города Дрездена. Игра была товарищеская, они к нам в гости приехали, и ажиотаж был сумасшедший. А еще, помню, приятно было, что в стране свободнее стало. К нам начали из-за рубежа приезжать, и мы к ним. С немцами мы тогда сыграли вничью, и это была моя первая и, к сожалению,  последняя международная  встреча. В Китай, в частности, съездить не довелось. 

– Что за история? 

– Сборную РСФСР в составе большой делегации отправляли в конце 50-х в дружественный тогда нам Китай. На меня тоже пришел вызов, но заводской кадровик воспротивился: ты к нам работать приехал, а не раскатывать! Одно дело, когда приказом Совмина освобождают, другое – если приходит бумага из спорткомитета с просьбой отпустить. Вот меня и не пустили. А жаль. Мог бы снова увидеться с Мао Цзэдуном. Он как-то в Ленинскую библиотеку приходил, когда я там занимался.

– Когда «Спартак» боролся за путевку во всесоюзный чемпионат, не было соблазна укрепиться опытными мастерами, чтобы решить поставленную задачу?

– Задачу ставили, но условий не создавали и ничего не обещали. Есть бассейн, есть время для вас определенное – тренируйтесь на здоровье хоть каждый день. Может, еще и поэтому Дойкин вскоре ушел работать на «Красный Октябрь». Там он зарабатывал куда больше, чем инструктором. А вообще, мы тогда играли себе в удовольствие. Да, старались, тренировались, но жил из себя не вытягивали, как нынешние спортсмены. Сейчас водное поло сильно изменилось – нагрузки совсем другие.  

– Если пофантазировать: могли бы вы, имея такие хорошие задатки, уйти в профессиональный спорт?

– Не так легко выйти на такой уровень мастерства, чтобы быть уверенным в своем будущем. Но у меня такой цели никогда не было. И я никогда не жалел, что поменял Москву на Волгоград. Здесь у меня не только профессиональная карьера сложилась, но и в спорте преуспел. А охота, а рыбалка? Никогда бы я ничего подобного в столице не испытал.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий