Ветеран волгоградского футбола бьет рекорды спортивного долголетия

Волгоградская правда
Сергей Наталушко вместе с командой из скромного города Камышина в середине 90-х годов прошлого века выходил в Кубок УЕФА, а чуть позже установил два российских рекорда, которые до сих пор остались непокоренными. На счету уроженца Николаевска самый «возрастной» гол в чемпионатах России, который он провел в ворота столичного «Локомотива» в возрасте 39 лет и 247 дней, а также самый «зрелый» хет-трик, оформленный им годом ранее в матче с сочинской «Жемчужиной». О славном прошлом камышинского «Текстильщика», своем 60-летнем юбилее и секретах спортивного долголетия один из главных голеадоров волгоградского футбола рассказал «Волгоградской правде.ру».

Здоровое самолюбие
 
– С каким настроением встретили очередной свой юбилей?
– Да какое еще настроение может быть у пенсионера? В прошлом году официально вышел на пенсию, свое 60-летие встретил в новом для себя качестве. А если серьезно, то ко всем таким датам отношусь спокойно, продолжаю жить в привычном ритме. Бегаю, плаваю, вожусь с мячом.
 
– То есть мысли о футболе до сих пор не дают покоя?
– Тренируюсь практически каждый день. В начале августа прошлого года порвал связки на голеностопе, осенью начал бегать, а до этого за счет плавания держал себя в тонусе. Самое обидное, что получил травму на ровном месте. Играл за одну команду в городском турнире, стал убирать мяч под себя и как-то неудачно поставил ногу, хруст стоял на все поле. Грешу на жесткое синтетическое покрытие. Полтора месяца на ногу наступить не мог. Но обошлось, уже и не вспоминаю про эту травму.


 
– Раскроете секрет своего футбольного долголетия?
– Нет никакого секрета, просто здоровое самолюбие. Даже фанатизмом это не могу назвать. До сих пор считаю, что в футбол толком и не умею играть. Встаю каждый день и иду себе доказывать, что могу что-то сделать. Посмотрю ролики в интернете, как ребята жонглируют мячом или выполняют какие-то трюки, и пытаюсь их повторить, а некоторые даже усложняю. Так и живу.
 
– Уже попробовали себя в роли тренера в детско-юношеском футболе, а не возникало желания потренировать профессиональную команду?
– Вообще не считаю себя тренером: пробовал работать с детьми, но понимал, что не мое это. Очень сильно отличается работа с детьми от тех же взрослых команд. Другой тренировочный процесс, много воспитательных функций, скорее это больше педагогическая должность. А у меня такого опыта особо и не было, все основывал на своих личных наработках игрока. Здесь нужно серьезное образование в этой области, не все так просто.
 
Находка тренера
 

– Вы ведь могли и не стать футболистом?
– Было дело, до восьмого класса занимался легкой атлетикой, а рядом мужики гоняли в футбол. Увидел это дело и стал пораньше приходить на тренировки. Сначала просто подавал им мячи, а потом и сам стал подключаться. Выпрошу у них мячишку и давай чеканить. Физической подготовки у меня хватало, а вот с техникой совсем все плохо было. Старался развить в себе чувство мяча, придумывал кучу упражнений. Если не с кем было пасоваться, то шел в хоккейную коробку и стучал по бортам.
 
– Параллельно освоили еще массу профессий?
– Кем я только не работал. После школы пошел на стройку в механизированную колонну, потом поработал в типографии печатником, уезжал на Украину работать плотником и бетонщиком. Там, кстати, и в футбол поигрывать успевал, а со временем меня освободили от основной работы, и я сосредоточился на спорте.
 
– Начиналось все с «Текстильщика», куда вас пригласил Сергей Александрович Павлов?
– Он меня и привел в команду. В те времена было такое понятие «подсменники», вот я и числился на камышинском комбинате, а профессионально тренировался в «Текстильщике», который играл на первенство области. До сих пор считаю, что это моя первая профессиональная команда. Все-таки на Украине было совсем не то, а здесь я в 22-летнем возрасте попал на серьезный уровень.
 
– Карьера быстро пошла в гору?
– Рос вместе с командой, получилось стремительное восхождение. Поиграли 3–4 года на область, потом выиграли турнир КФК, а там и Вторая лига.


 
– Про вас ходила слава игрока с тяжелым характером?
– Не знаю, какой у меня характер, но, наверно, я был несдержанный. Часто не соглашался с тренером. У Павлова я почти каждый сезон уходил из команды по этой причине, но потом возвращался. Не был бунтарем, а вот высказаться любил, ненужные остроты тоже отпускал. В 1983 году в вильнюсском «Жальгирисе» игроки взбунтовались и сняли тренера Беньяминаса Зелькявичуса, и я как-то сказал Сергею Александровичу, что его может постигнуть такая же участь. Было в шутку произнесено, но в подходящем контексте, и конечно же я был в очередной раз вынужден уйти из «Текстильщика». Вот такой у меня характер.
 
Игра Кройфа и голы Марадоны
 
– Но именно в команде Сергея Павлова вы достигли пика своей карьеры?
– Намекаете на участие «Текстильщика» в Еврокубках? Для меня тот сезон вообще получился сложным. В начале года я переболел ангиной и после этого долго не мог набрать форму. Дело даже не в моем нежелании, а просто мышечный тонус был никакой, выкосила меня болезнь, и пришлось восстанавливаться около шести месяцев. Сергей Александрович меня даже не внес в заявку на первый матч с венгерской «Бекешчабой». Обидно стало, уехал со стадиона еще в первом тайме, футбол досматривал по телевизору. В ответной игре вышел после перерыва, а с «Нантом» в следующем раунде отыграл оба матча полностью. Конечно, такие игры – мечта для любого футболиста.
 
– То есть в итоге вы с Сергеем Павловым сошлись характерами?
– Поиграл с ним в нескольких командах, и везде происходили какие-то ситуации, ну вот такой у меня характер, ничего не поделаешь. Было и было, а сейчас мы в нормальных отношениях, он меня поздравил с днем рождения и до этого созванивались иногда. Можно не соглашаться со многими его решениями, говорить, что не так мы тренировались, но нужно отдать должное ему, именно он создал тот «Текстильщик» и вывел на уровень, который недостижим для многих российских клубов.


 
– А кому-то старались подражать на футбольном поле?
– У каждого был кумир детства, на которого хотелось быть похожим. Я впервые увидел игру Йохана Кройфа на чемпионате мира в 1974 году, и он сразу стал для меня примером идеального футболиста. Команда у сборной Нидерландов тогда была на загляденье, многие сильнейшие современные клубы мира сейчас играют в такой футбол, а тогда это считалось настоящей футбольной революцией, и один из ее творцов на поле был именно Кройф.
 
– Какие цели перед собой ставит сейчас обладатель многочисленных футбольных рекордов?
– Никогда не считал себя выдающимся футболистом. Накрывает иногда ностальгия, и смотрю свои голы в Высшей лиге. Вроде ничего особенного не делал на поле, само собой как-то получалось. В моей карьере не было запоминающихся голов, как у Диего Марадоны, когда он прошел половину поля и забил. Сейчас молодежь забивает красивее, чем я в свое время. Тренироваться я не брошу, но буду смотреть, смогу ли принести пользу какой-нибудь команде. Я лет с 30 думал, что еще годик поиграю и пора заканчивать. И это продолжается уже более 30 лет. Не получится попасть в команду на область, то буду гонять на город. Для меня не важно, на каком уровне, главное – играть. Футбол до сих пор мне приносит колоссальное удовольствие, и буду возиться с мячом, пока есть силы.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий