Владимир Гладченко: «Этот город – часть истории моей жизни»

Владимир Гладченко: «Этот город –  часть истории моей жизни»
Его по праву называют одним из самых успешных руководителей регионального спорткомитета. Возглавил это ведомство Владимир Гаврилович Гладченко в начале 60-х и пробыл на этом посту более десяти лет. В 1971 году на Спартакиаде народов РСФСР волгоградские атлеты заняли второе командное место, уступив лишь сборной Москвы. Накануне 90-летнего юбилея именитого волгоградского специалиста с ним встретился и поговорил об истории местного спорта журналист ИД «Волгоградская правда» Анатолий ЛЮБИМЕНКО.
Шест для прыжков из грузинского огорода

– Владимир Гаврилович, ваша спортивная карьера впечатляет не меньше, чем чиновничья: чемпион РСФСР в барьерном беге, многократный чемпион и рекордсмен РСФСР в прыжках с шестом. Даже рекорды СССР в шесте устанавливали!

– В Ростове, откуда я родом, поначалу занимался барьерным бегом. Пока не увидел меня артист цирка и тренер Владимир Иванович Дубинин. Попробовал – понравилось! За шестами ездили в Грузию к старичку, у которого в огороде бамбук рос. Выбирали получше, платили пятерку и потом паяльной лампой правили бамбук. Штук пять нарежешь, один точно подойдет. Вот на нем надо вылезти наверх, перейти через планку и приземлиться так, чтобы шею не сломать. Как-то поехал на соревнования в Ленинград, а спортинвентарь багажом отправил. Открыл чехол, а шест весь сырой и потрескавшийся. На стадионе дубинки валялись (так мы бамбук туфтовый называли), взял одну, перемотал – и на старт. И с этой дубинкой рекорд Союза установил.

– За рекорды и победы премии тогда выписывали?

– Грамоту дали, гимн сыграли, а о премиях и речи не было. В 1947-м лучше награды, чем талоны на питание, придумать было сложно. Годом раньше я от голода чуть не умер, опухать уже начал. Но родители спасли нас с братом. А потом спорт помогать начал. Когда в сборную взяли, вообще красота: приходил на почту и получал перевод из спорткомитета. Но говорить об этом запретили – мы любители, не профессионалы.

– Помните тот момент, когда ваша спортивная карьера пошла в гору?

– Однажды на тренировке подошел тренер Валерия Брумеля Владимир Михайлович Дьячок, в то время главный тренер сборной СССР по легкой атлетике. Он посоветовал: сделай прыжок вот так. Я сделал – и меня как выкинуло вверх! Он спрашивает: ну что, будешь у меня тренироваться? Главный тренер сборной Союза – то есть все двери открываются. А у меня о другом мысли. Привык я три раза в неделю по два часа заниматься, высокими целями голову не забивал. А он же меня заставит каждый день тренироваться! Хотя я свои рекорды и без него ставил. Ну и понесло: Владимир Михайлович, мы тут с одним парнем договаривались, что вместе будем тренироваться. Он обиделся: ну и делай как знаешь. Я так и сделал, а мой рекорд 4.40 до появления мягких шестов так и продержался.

– Новые шесты – это уже другая техника?

– Конечно, совсем другая, намного сложнее. Теперь шест на высоту выносит, а прежде куда больше зависело от физподготовки. Мне же приходилось все туловище поднимать, а не только ножки.

На работу по окопам

– Как случился ваш переход в тренерский цех?

– Подошел однажды председатель российского спорткомитета и говорит: в Сталинграде требуется специалист по легкой атлетике, гарантируют квартиру. У меня имелось жилье в Ленинграде, куда я из Ростова переехал: комната в общаге. А тут квартиру обещают. А главное – не нравилось мне в Ленинграде.

– Почему? Вторая столица ведь!

– Сыро там, прохладно, а я же южный человек, из Ростова, мне солнце нужно. И мы с женой Ольгой Кветко – она потом стала одним из первых дикторов областного телевидения – отправились в Сталинград. Спорткомитет тогда в пожарной каланче рядом с вокзалом был, руководил им Федор Иванович Староватых. Он вызвал директора клуба – освободи кабинет для специалистов. А уже через год нам двухкомнатную квартиру на Советской, 28 дали.

– Каким тогда был город?

– Он был разрушен. В комитет идешь по окопам и траншеям – остатки тюрьмы, мельница разбитая, пустыри, никаких дорог. Я даже раз пожаловался: приглашали в Сталинград, а квартиру дали черт знает где – за городом. А Староватых мне – посмотри на карте. Это самый центр будет. Но все бытовые вопросы отошли, когда вплотную тренерская работа началась.

– А кто был в первом наборе?

– Как целую сотню в памяти удержишь? Помню только несколько человек и среди них, в числе пяти шестовиков, Евгений Трофимов, ныне знаменитый тренер Исинбаевой. Старательный, настойчивый спортсмен был, к тренировкам ответственно относился. Первая моя должность – старший тренер команды Сталинградской области по легкой атлетике. Года не прошло, как Федор Иванович, оценив мою работу, предложил возглавить учебно-спортивный отдел в ДСО «Труд», а потом и в председатели этого общества меня выдвинули.

12 кубков на радость землякам

– С чего начали свою деятельность на этом посту?

– Привез 50 тренеров по разным видам спорта из других регионов. Тех, кого знал по сборной, кого рекомендовали в спорткомитете СССР. Участника Олимпийских игр в Мельбурне Васю Власенко в Ростове увидел. «Вася, как дела, как семья? Квартира есть? Нет? Давай ко мне. Ты же чемпион Европы». На другой день вместе уже ехали в Волгоград, где я позвонил в отдел по распределению жилплощади и попросил помочь. Через день вижу, как Вася бежит с ключами в руках.

– Вот так запросто дали квартиру?

– Тогда весь город строился, ситуация с жильем была лучше, чем в других городах. Так появился у нас и заслуженный тренер СССР по гребле Юрий Шубин, которого я убедил переехать к нам с Дальнего Востока. Верой и правдой служили волгоградскому боксу заслуженный тренер РСФСР Петр Левитан и заслуженный тренер СССР Владимир Лавров. В 1972-м, кстати, в сборной СССР на Олимпиаде в Мюнхене было три волгоградца – Юрий Нестеров, Владимир Иванов и Валерий Трегубов. За Нестерова и Иванова, оставшихся без медалей, обидно: засудили, и протесты не помогли. Вообще, тренеры – самые главные люди в спорте. Для них у меня всегда были двери открыты, помочь старался всем чем мог.

– Как удалось обеспечить Волгограду второе место на Спартакиаде народов РСФСР 1971 года?

– Тренерам я поставил задачу, чтобы команда готовилась в составе пятисот человек, которые должны отбираться в условиях жесточайшей конкуренции. Пошел в профсоюзы и предложил вместе работать: тратить будете вы, на что именно – скажу я. Главное, чтобы спортсмены прошли качественные, полноценные сборы. И это нам удалось – заняли второе место. В витрине на Аллее Героев стояли 12 огромных серебряных кубков, которые мы выиграли. После этого в Москву на работу звали, но я отказался.

– Но мир успели посмотреть?

– Как спортсмен – нет, тогда заграничные поездки редкостью были. Зато потом одних летних Олимпиад три увидел. В памяти высочайший уровень подготовки атлетов, а в остальном… Все там чужое, картинка, которая сердцу мало что говорит. А я иду по Волгограду и знаю: тут были окопы, тут люди воевали, это история и моей жизни. Видите этот сувенирный факел? Он переплавлен из кубка, который я выиграл как спортсмен. А настоящие факелы были в руках у тех, кого я выбрал для эстафеты 1967 года – от Волжской ГЭС до площади Павших Борцов, а зажег Вечный огонь заслуженный мастер спорта Борис Гришаев. Разве такое забудешь?!

нет

Комментарии

Спасибо автору!

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях