Владимир Типаев: «Допинговое дело – это заказ»

Владимир Типаев: «Допинговое дело – это заказ»
Тренер знаменитых легкоатлетов рассказал «ВП» о допинговом скандале, параллельном зачете и будущем «королевы спорта»

Наш земляк Владимир Типаев – один из непререкаемых авторитетов в российской легкой атлетике. Накануне новогодних праздников он поделился с «Волгоградской правдой» своими мыслями о развитии этого вида спорта в регионе, претензиях к отечественным легкоатлетам со стороны Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) и многом другом.

Конвейер для рекордов

– Как бы вы оценили состояние местной легкой атлетики в сравнении с предыдущими годами?

– Безусловно, если сравнивать ситуацию с успехами на Олимпиаде в Афинах, то мы слегка просели. Но, с другой стороны, такие успехи невозможно поставить на конвейер. В Лондоне у нас были серебро и бронза, чуть лучше выступили на чемпионате мира в Москве. На мой взгляд, сейчас важно сберечь то, что есть, и это в огромной степени зависит от руководства.

– Что для этого нужно сделать?

– Необходимо как?то простимулировать и заинтересовать спортсменов, которые подают большие надежды и являются кандидатами на выступление в Рио. И, конечно, поддержать нашу молодежь. Что касается тех, кто уже сейчас находится в обойме сборной, их особо поддерживать не надо. Материально они более или менее обеспечены.

– Но, в сущности, все начинается с тренерских кадров…

– Да, верно. Нужно сделать так, чтобы амбициозные молодые тренеры оставались в профессии. А сегодня некоторые из нее уходят, потому что вынуждены ставить во главу угла содержание семьи. Ведь, по сути, талантливые дети есть во всех регионах, просто не везде есть специалисты, которые могут развить в них качества, помогающие вырасти в первоклассных атлетов. Поэтому тренеры нуждаются в поддержке как никто другой.

Своих талантов стало меньше

– А в Волгограде сейчас есть перспективные дети, которые со временем придут на смену Лебедевой, Исинбаевой, Кривошапка?

– Есть, конечно, но по сравнению с прошлыми годами их гораздо меньше. Теплится еще какая?то жизнь в Камышине, где всегда была сильная школа. В Жирновске школу объединили с каким?то молодежным центром, в Палласовке, Новониколаевке и Михайловке практически все умерло. Школа в Светлом Яре испытывает большие проблемы. Важно, что приток детей именно из нашей области сократился. И мне как волгоградцу на это больно смотреть. Сейчас мы все чаще опираемся на приезжих из других регионов. На тех, кто едет к нашим талантливым тренерам. Это, конечно, хорошо, что к нам едут становиться чемпионами, но плохо, что наших местных детей становится все меньше и меньше. Им негде начинать.

– Губернатор Андрей Бочаров четко обозначил, что развитие детского спорта будет в приоритете. Наша легкая атлетика от этого выиграет?

– Безусловно, поддержка детей принесет свои плоды. Особенно это касается наших районов. Если детям начнут финансировать хотя бы дорогу на соревнования в Волгоград, если построят новые площадки, беговые дорожки и прыжковые сектора, это можеть дать очень серьезный толчок для развития спорта. Ну а дальше нам может сильно помочь строительство стадиона для легкой атлетики. Конечно, губернаторская программа развития массового спорта – это шаг вперед.

Презумпция виновности

 Разразившийся недавно допинговый скандал больно ударил по репутации отечественной легкой атлетики. Как вы считаете, все обнародованные факты реальны или это чей?то заказ?

– Я думаю, это заказ. На мой взгляд, все пошло из?за футбола, из?за чемпионата мира, который пройдет у нас. Этот Степанов (герой немецкого документального фильма, обвинивший всех российских легкоатлетов, кроме Борзаковского, в употреблении допинга. – Прим. ред.) обучался в Америке, потом приехал учиться к нам в РУСАДА. Думаю, это звенья одной цепи. И все это муссируется англосаксами. Да в России вообще все беды были из?за них, еще со времен Петра Первого! И с Турцией нас сейчас стравливает Британия – уже в который раз. Вот и здесь так же. В Совете ИААФ из 27 человек 24 англосакса. И в комиссии, которая руководит проверкой ВАДА: два американца, три англичанина, два канадца и всего один немец. О чем это говорит? Так что допинговый скандал всего лишь маленькая крупица огромной игры в их политике.

 В последние недели напряженность в связи с допинговым скандалом несколько спала. Как вы считаете, дело кончится уже выдвинутыми обвинениями?

– Думаю, нет. Мне кажется, у них еще есть несколько козырей в рукаве. И эти несколько своих тузов они выпустят в самый неподходящий для нас момент. Скорее всего, перед началом Олимпийских игр.

– А козырь, подобный тем, которые предъявляет Елена Исинбаева, заявившая: «Проверяйте меня, сколько хотите», их не остановит?

– Дело ведь вообще в другом. Допинг раньше находили не только у наших спорт­сменов. Перед чемпионатом мира в Москве несколько атлетов из Ямайки и США отказались выступать, поскольку были косвенно уличены в применении допинга и просто не поехали, чтобы их не поймали официально и громко. Их потом дисквалифицировали на сроки от трех до семи месяцев, а наших спортсменов сейчас пытаются дисквалифицировать пожизненно. Причем они и не пойманы на допинге, а все разбирательство основано на пустых разговорах. Я никого не оправдываю, я просто считаю, что главную роль в подобных инцидентах должна играть презумпция невиновности. Но, похоже, им этого не надо. У них серебро зимнего чемпионата мира выигрывает человек с двумя дисквалификациями!

В складчину и расходы, и слава

– Тема так называемых параллельных зачетов спортсменов поднималась не раз, в том числе и на уровне Минспорта РФ. Некоторые считают эту практику несправедливой. Якобы спортсмен выступает один раз, а получает две премии в двух регионах. Причем из госбюджета…

– С одной стороны, проблема в этом есть. По этому поводу мне ранее задавали вопросы даже руководители нашего региона. Но этому есть объяснение. Вот, к примеру, у нашей величайшей звезды Елены Исинбаевой оклад в Центре спортивной подготовки чуть более 20 тыс. рублей. И что? В 2010 году, когда «Ротор» вылетал из ПФЛ, у последнего запасного зарплата была в 10 раз больше! 22 тысячи в «Роторе», наверное, даже уборщица не получала. Как может мировая звезда, олимпийская чемпионка иметь зарплату меньше запасного футболиста команды второй лиги?!

– Ну хорошо, с деньгами все понятно. А что с престижем? Справедливо ли то, что какой?то регион, предположим, Ростов-на-Дону, получает долю славы за волгоградского спортсмена, который тренируется здесь же, у местного тренера?

– Все эти случаи регламентируются определенными договорами. Все расходы по тренировкам спортсмена в Волгограде здесь и оплачиваются. Но если атлет едет куда?то на сборы, а порой и на соревнования, – платит другой город. При этом первым городом при параллельном зачете ставится тот, который несет больше трат. В этом есть справедливость, и такая практика затрат в складчину помогает поддерживать нормальный тренировочный и соревновательный процесс.

– И все?таки, правильно ли, когда спортсмен выигрывает медаль, а два города рапортуют: «Мы подготовили чемпиона»?

– Что?то негативное в этом, конечно, есть. Но мы все с большим удовольствием откажемся от параллельных зачетов, если спорт будет финансироваться так, что поддержка спортсменов деньгами разных регионов не потребуется. Но на данном этапе, когда кандидаты и члены национальной сборной страны имеют ставку 11–12 тысяч, это практически невозможно.

Поделиться в соцсетях