Волгоградские ветераны спорта рассказали о закулисье советских турниров

Волгоградская правда
Участник Олимпиады в Мехико 1968 года, призер чемпионатов Европы и СССР по легкой атлетике в тройном прыжке Александр Золотарев и участница Олимпиады-1980 по плаванию, самая юная в составе сборной СССР Оксана Комиссарова вспомнили по просьбе «СПОРТ-ТАЙМ» любопытные эпизоды о советском спорте.

Тройной прыжок в Камышин

Александр Золотарев, успешно сочетавший спорт с научной работой, был избран комсоргом советской легкоатлетической дружины. История, которую он поведал, отчасти объясняет, почему нашему земляку оказывалось такое доверие.

– Весной 1963‑го областной спорткомитет командировал меня в Камышин, – вспоминает Александр Золотарев. – Я к тому времени уже выполнил норматив мастера спорта, был одним из ведущих легкоатлетов области, входил в сборную СССР и для популяризации спорта подходил вполне. А именно это и было целью поездки – встреча с молодежью, или, по-современному говоря, проведение мастер-класса.

Предложение было лестное, тем более что Александра обещали доставить на маленьком чешском самолетике Super-Аero, что для него было в диковинку. Самолет был рассчитан на одного летчика и трех пассажиров. Взлетели, потом выяснилось, что полет пройдет на высоте 200–250 метров.

– Что это означает? – переспрашивает волгоградец. – Это как тащить человека голым задом по грунтовой дороге. То взмываем, то проваливаемся. И так всю дорогу. Ощущал своим телом каждый бугор, каждую канаву. Так что за эти часа полтора удовольствие получил полное.

И когда приземлился, сказал себе, что больше к этому самолету и близко не подойдет. Забегая вперед, отметим, что принимавший его в спорткомитете сразу сказал, чтобы обратно отправили волгоградца иначе. В итоге посадили его потом на пароход.

– В Камышине прежде никогда не бывал, но, к своему удивлению, вдруг стал объектом внимания местных жителей, – вспоминает Золотарев. – Вернее, жительниц. Не раз подходили девушки, задавали вопросы, недвусмысленно давая понять, что не прочь познакомиться. Удивленный внезапной популярностью, я поначалу списал это на значок мастера спорта, сиявший на груди. С другой стороны, в Волгограде хоть пять значков нацепи, а такой реакции не дождешься.

Когда Александр поделился с ребятами из спорткомитета, что никогда такого внимания не получал, они засмеялись. «У нас тут большой текстильный комбинат, а парней огромный дефицит. И вообще, девушки в городе главенствуют».

– Такого мне тогда они о камышинских нравах понарассказывали, что вспоминать совестно, – смеется ветеран спорта.

Пошли на стадион. Золотарев показал местным легкоатлетам, как прыгает тройным, причем неплохо получилось. Сказалась особенная атмосфера, что волгоградец был в центре внимания. До парохода времени еще хватало, и Александр спросил: может, на танцы сходим? Они ему: мол, с ума сошел? Мы тогда до утра тебя не найдем.

– Так они меня и стерегли до отправления парохода, – смеется Александр Золотарев. – Потом сел я в двухместную каюту и утром оказался на речном вокзале в Волгограде. Поездкой был очень доволен: атмосферой, общением с ребятами, необычными эмоциями.

Через неделю поехал в Москву на матч «Москва – Ленинград – Россия – Украина». Многие называли его «малый чемпионат Союза», там почти все ведущие спортсмены выступали. Золотарев выиграл с личным рекордом и был уверен, что поездка в Камышин стала причиной того морального подъема, который помог победить.

– Мало того, мне еще в сборной и стипендию увеличили! – вспоминает спортсмен. – Прежде получал 80, подняли до 120 рублей. Это деньги были немалые.

До медали не хватило мороженого

Оксана Комиссарова на Олимпиаде-80 в Москве была самой юной спортсменкой в составе сборной СССР по плаванию. Она выступала на одной из самых сложных дистанций 1500 метров и заняла в финале пятое место. После завершения карьеры волжанка осталась в спорте тренером, стала счастливой мамой пятерых детей, бабушкой. Сегодня она рассказывает истории, которыми прежде делилась только в кругу семьи.

– В сборную СССР по плаванию меня включили в 12 лет, потом еще долго я самой младшей оставалась, – рассказала Оксана Комиссарова. – Может, поэтому тренеры мои причуды частенько прощали. Только истории с мороженым чего стоят.

В 1978‑м на зимних сборах в Дубне один из тренеров сборной застукал Оксану после обеда с огромным стеклянным подносом, на котором мороженого больше килограмма.

– Холод был зверский, – вспоминает волжанка. – У него глаза округлились: «Ты же заболеешь!» Я ему: «Что вы, Павел Николаевич (Иоселиани. – Прим. авт.), у нас есть малиновое варенье, мы польем сверху и не заболеем». Логика железная, но не помогло. (Смеется.)

В поездки за границу она брала с собой кучу значков, чтоб на мороженое или на вещи обменивать. Главный тренер сборной Сергей Михайлович Войцеховский категорически запрещал такие «ченчи». Хотел, чтобы только о спорте думали. Но Комиссаровой, наверное, как самой младшей, многое с рук спускал. Даже когда несмотря на четыре будильника она с подругой по команде в Америке выезд в аэропорт проспала.

– Зато я ему на олимпийского Мишку техасскую кепку с сеточкой выменяла, – смеется Оксана Комиссарова. – Со временем, правда, решила, что в моей системе ценностей значок на мороженое – это несправедливо. Несколько порций – другое дело.

Перед Олимпиадой-80 значки с Мишей очень ценились. А например, в маленьком французском городке, где проходили сборы, где их возьмешь? Так что все справедливо, говорит спортсменка.

И в любой стране она первым делом пробовала мороженое. В США килограммами брала.

– Ешь его, ешь и никак не можешь слопать, – смеется Оксана. – В Швеции нам дали талоны и сказали, что после соревнований сможем их отоварить в кафе.

Со Светланой Варгановой (серебряный призер Олимпийских игр в Москве 1980 года. – Прим. авт.) сразу отправились на разведку. Оказалось, на талоны и колу, и мороженое, и хот-доги можно брать. Естественно, стали каждый день туда бегать вместо обеда.

– Говорили тренерам, что похудеть хотим, поэтому есть не будем, – вспоминает Комиссарова. – Нам верили, вес держать – это важно. В кафешке шарики с мороженым в «лодочку» уложим, взбитыми сливками зальем – и кола!

В кафе со всеми передружились, и когда хозяин захотел на память сфотографироваться, согласились.

– А мне еще и надувного шведского Мишку подарили, – рассказывает волжанка. – А потом мы спалились. Одному из наших попалась газета, где мы в этом кафе с мороженым в руках красуемся. На вопрос, как мы там оказались, наплели уже не помню чего.

Все из-за того же мороженого Варганова однажды пострадала. Перед Олимпиадой-80 были сборы на озере Круглом. Девчонкам захотелось сладенького и сбежали в Москву.

– За нами увязалась еще одна пловчиха, Лариса Поливода, – рассказывает волжанка. – Сидим в кафе «Космос», мороженое заказали, оно, кстати, в СССР тоже вкусное было, а тут облава. К Поливоде мама приехала, тренеры взялись ей помочь в поисках дочки.

В наказание у Варгановой даже олимпийскую форму отобрали, а Комиссарову и Поливоду почему-то не наказали.

– Зато Света потом олимпийское серебро на двухсотметровке брассом выиграла, – говорит волжанка. – А я пятой в финале на полторашке осталась. Точно мороженого не хватило!

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий