Волгоградский бизнесмен выиграл чемпионат по карате-кекусинкай

Волгоградский бизнесмен выиграл чемпионат по карате-кекусинкай
40‑летний волгоградец Тимур Троянок в четвертый раз подряд выиграл чемпионат Южного и Северо-Кавказского федеральных округов по карате-кекусинкай. Вместе с ним на пьедестал почета поднялись и его ученики, среди которых сын Тимура – 12‑летний Владимир, занявший 1-е место. Тимур называет кекусинкай своей главной страстью в жизни – в юности он выигрывал областные соревнования, тренировал детей и даже своих ровесников. Но жизнь распорядилась так, что в 2004 году он был вынужден оставить спорт. Однако четыре года назад судьба взяла свое – он снова надел кимоно.

Тренер из 10-го класса

– Тимур, как начался ваш спортивный путь, вы ведь родом не из Волгограда?

– Нет, я родился в городе Никольске Пензенской области, а до 13 лет жил в Кутаиси. Занимался шахматами, получил третий разряд, даже ездил на соревнования в Минск. Но мне хотелось заняться каким‑нибудь силовым видом спорта. Я записался в секцию карате Сетокан. Его концепция заключается в том, что удары наносятся не в полную силу и не доходят до лица или корпуса оппонента. Там главное с высокой скоростью выполнить технические элементы и быстро вернуться в исходное положение. Ну а шахматную династию продолжила моя дочь Таня. Она многократная чемпионка Волгоградской области, кандидат в мастера спорта, сейчас учится в университете в столице.

– А в Волгоград в каком году переехали?

– В 1993‑м. В школе № 35 многие ребята занимались единоборствами. Мне даже пришлось сдавать своеобразный вступительный экзамен, чтобы стать для них своим. Нужно было ногой включить и выключить свет в одном из помещений. У меня растяжка с детства была хорошая, поэтому мне не составило особого труда это сделать. Я, кстати, и мою любимую жену Анну научил садиться на шпагат. Мы с ней вместе как раз со школьной скамьи, но от карате она далека, по образованию химик-биолог.

– Сложно перестроиться с бесконтактного карате на кекусинкай?

– Не очень, все‑таки технические элементы одинаковые, отличаются только некоторые правила и сам рисунок боя.

– О тренерской работе расскажете?

– Тренировать начал спонтанно, еще в школе – я в то время учился в десятом классе. Дело в том, что наш тренер уехал в Краснодарский край и секцию закрыли. Я взял на себя инициативу, и мы с ребятами продолжили заниматься сами. Некоторые спортсмены были даже старше меня, но никакого дискомфорта я не испытывал. Только один раз чуть не случился неприятный момент. Время от времени к нам потренироваться приходили все желающие, и однажды на тренировке появился очень крепкий и подготовленный парень. Во время спарринга с ним я чуть было ему не проиграл на глазах своих же учеников. К счастью, в конце концов я его все же одолел. Позже тренерская деятельность стала моим направлением в волгоградской академии физкультуры.

– А как вы вступили в региональную федерацию кекусинкай?

– Как‑то шел мимо школы № 19, где у нас до этого одно время проходили тренировки, через окно увидел силуэты людей в кимоно. Ради интереса зашел туда и познакомился с Алексеем Викторовичем Бахтуровым, основателем и президентом Волгоградской областной федерации кекусинкай. Потом я получил тренерскую лицензию и спокойно занимался любимым делом.

Скучал по карате

– Но почему же отказались от него?

– Зарплата тогда у тренера была просто мизерная – 840 рублей. А у меня дочь маленькая, семью кормить нужно было. Вот я и вспомнил о своем втором хобби – компьютерах. Группу оставил своему ученику Александру Пальчикову, он, кстати, потом воспитал многих серьезных спортсменов, например чемпиона мира Виталия Ишахнели. Сам же устроился на работу в компьютерную компанию сборщиком, потом стал выездным специалистом. Через какое‑то время перешел работать в один из волгоградских вузов, создавал там серверы, внутренний сайт, внедрял другие технические новинки того времени.

– По карате скучали?

– Не то слово! Когда ехал мимо зала, сердце сжималось… Совсем я, конечно, спорт не забросил, дома продолжал заниматься общефизической подготовкой, но это, согласитесь, совсем не то.

– А потом вы решили заняться бизнесом?

– Да, у меня уже около десяти лет своя фирма по ремонту компьютеров. Мы оказываем услуги частным лицам, сотрудничаем с крупными торговыми центрами и бюджетными учреждениями.

– Почему вы решили вернуться в карате?

– Все очень просто, мой сын Владимир, которому сейчас 12, уже в шесть лет стал заниматься кекусинкай. Через какое‑то время я решил, что нужно на личном примере объяснить своему ребенку все премудрости нашего вида спорта. Сейчас тренирую его, а также Георгия Выпова и Машу Лободину.

– У вас группа всего из трех человек?

– Этого вполне достаточно, хотя оптимальным считаю группу в 10 человек. Когда воспитанников немного, можно каждому из них уделять много внимания, в этом несомненный плюс.

Ката с саперной лопатой

– Тимур, расскажите о недавних соревнованиях, в которых и вы, и ваш сын стали чемпионами.

– Чемпионат Южного и Северо-Кавказского федеральных округов по карате-кекусинкай традиционно проводится в канун Дня народного единства, я побеждаю в нем уже четвертый год подряд. Но больше всего я рад триумфу моих учеников. Мой 12‑летний сын Владимир на этих соревнованиях занял первое место, а ученик Георгий Выпов – второе. В групповых соревнованиях эти ребята вместе с Марией Лободиной завоевали серебряную награду. Теперь, надеюсь, все вместе в мае отправимся на чемпионат России в Москву.

– Вы все выступали в дисциплине «ката» (технический комплекс упражнений. – Прим. авт.)?

– Да, для кумитэ (спарринги. – Прим. авт.) ребята еще слишком молоды, а я уже слишком стар. В ката я начал выступать только четыре года назад, во времена моей молодости соревнования в этой дисциплине не проводились. Еще выступаю в такой разновидности кекусинкай, как ката с оружием. Там можно использовать ножи, шесты, серпы, даже саперные лопаты. Два раза побеждал на Кубке России в Кирове, был бронзовым призером чемпионата страны и занимал второе место на Кубке Москвы.

– Это не опасно?

– Опасно. По правилам соревнований оружие должно быть настоящим, заточенным. Однажды, когда на мгновение отвлекся, порезал себе руку.

– В Южном и Северо-Кавказском федеральных округах в традиционной ката вам равных нет, но почему пока не удается завоевать медаль чемпионата России?

– Там совершенно другой уровень, многие спортсмены регулярно и довольно успешно выступают на мировых и европейских первенствах. Так что, например, мое восьмое место на чемпионате страны, возможно, даже более значимое достижение, чем победа на первенстве ЮФО и СКФО. После своего первого чемпионата России я поехал на открытые сборы, которые проводил главный тренер национальной сборной Виктор Павлович Фомин. Там удалось поправить технику, понять, какие ошибки я допускаю. Я не оставляю надежды взойти на пьедестал почета на чемпионате страны. Я ведь все‑таки планирую стать мастером спорта, а чтобы выполнить норматив, необходимо занять на национальном первенстве одно из двух первых мест или выиграть Кубок России.

– Не жалеете об упущенном в спорте времени?

– Прошлого мы изменить не можем, только сделать выводы, чтобы не совершить ошибок в будущем. Я не потерял время, а приобрел опыт. У меня растет сын, я смогу помочь ему и другим детям не терять время. Бесценно  видеть счастливые лица детей, когда они поднимаются на пьедестал почета на соревнованиях. Сейчас у меня есть несколько еще невыполненных задач. Во-первых, планирую сдать экзамен на третий дан (у Тимура черный пояс и второй дан. – Прим. авт.). А во‑вторых, мечтаю об отдельном большом и просторном спортзале, где могли бы заниматься много детишек.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях