Волгоградский десятиборец Илья Шкуренев подвел итоги уходящего сезона

Волгоградская правда
Илья Шкуренев – самый успешный российский многоборец последнего десятилетия. На Олимпиаде-2021 в Токио волгоградец вновь подтвердил свой высокий статус, войдя в число сильнейших десятиборцев мира и набрав при этом 8413 очков. Итоги уходящего сезона атлет подвел в беседе с обозревателем «СПОРТ-ТАЙМ» Анатолием Любименко.

– Илья, каким запомнится уходящий 2021 год?

– Это был самый отвратительный сезон в моей жизни. Все было скомкано, напряжено, со всех сторон давление. Там результат обязательно показывай, причем конкретные очки набирай, там не показывай – потому что учитываться не будет. Перестал ловить удовольствие от всего этого. Случались тяжелые сезоны, когда чувствовал свою вину в том, что не до конца готов. А тут не от меня зависящие факторы сказались. Хочется этот год поскорее забыть. Ну и как без травм? То пах, то ахилл перед Олимпиадой. Это отнимало время и нервы, которые требовались для подготовки. У кого-то есть поблажки, а у тебя их нет, и все это накапливалось с каждым днем, наваливалось.               

– Тем не менее, несмотря на все эти факторы, выступления были достойными.

– Грех жаловаться. Где–то набирать очки было просто, где-то они тяжело давались, но обидно, что не смог реализовать задуманное. Сейчас локальные проблемы со здоровьем решены, из глобальных – только спина беспокоит. Даже не знаю, чем ее лечить. Сейчас вроде нашел выход: больше времени трачу на разминку, и она дает мне работать.

– Не раз отмечалось, что готовиться к стартам приходилось не в самых лучших условиях.  

– Это да. Манежа своего нет, приходилось ездить в разные места на сборы. Летом наш стадион то  делают, то не делают. Плюс ковидные ограничения: то можно заниматься, то нельзя. Конечно, все наложилось. 

– Недавно завершился сбор в Португалии. Как он прошел?  

– Как раз этот сбор был удачным. Наконец нас туда выпустили. В Португалии до этого бывал не раз, но эта поездка оказалась лучшей. Малолюдно, переехали в гостиницу, где есть свой маленький стадион, и там было так комфортно, что я бы всю свою подготовку там строил. На данном этапе задача была простая – качать силу. Нужно было выполнить определенный объем, терпеть тяжелые веса, и все в таком духе. Большое количество прыжков надо было выполнить.

– Уже есть ориентиры на будущий сезон?

– У меня-то все давно спланировано, но как дальше развернется с этими коронавирусами, статусами – никто не знает. Никому уже не верю, когда что-то обещают. Большинство убеждает, что все будет нормально с получением нейтрального статуса. (О том, что всех выпустят, речь даже не идет). Но я помню, как было в этом году. То статус давали, то нет. Логику решений не понять. А если и получал, то в такие сроки… Перед Олимпиадой, к примеру, я получил его примерно за 40 дней до старта. У многоборцев серьезные старты обычно в начале сезона, и я подавал заявку на самые ранние. И все мимо кассы. В результате, когда уже публиковались предварительные списки участников Олимпиады и мне звонили ребята, я не знал, что ответить. Уже сам не верил, что попаду в Токио.

– Еще не так давно 8000 очков называли Эверестом для десятиборцев. Теперь побеждают с результатом, близким к девяти тысячам. Понятно, что без новейших методик, достойной фармподдержки таких высот не достичь. Как с этим обстоит дело?  

– О, больная тема. Ничего нет, просто ничего. Только древние тренажеры. Люди работают с такими приспособлениями, которых раньше даже видеть не приходилось. Думаешь: ничего себе! У нас даже банальной электроники нет для точных измерений, только «колхозное» засекание. А когда короткие отрезки, время невозможно засечь идеально, ошибки неизбежны. А ведь так важно точно знать свой результат, а не примерно. На длинной дистанции, если ошибешься на несколько десятых, – можно пережить. Все равно поймешь, как бежал, насколько рациональна  твоя техника. На коротких дистанциях электроника бы не помешала. Да что говорить: есть немало плюшек, которые имеют западные спортсмены, а мы – нет.

– Совсем картина грустная. Как же с западниками бороться?

– Тяжело, конечно, но ничего, не страшно. Всю жизнь без этого жили, а теперь нужно, что ли? (Смеется). Пробуем новые, для нас новые методики. Вроде получается. Чувствую в себе силы, готов расти, знаю, где и как добавить. Сейчас все меняется. Спринтеры, например, и мужчины и женщины в 35 лет личные рекорды бьют. Я в восхищении от происходящего.

– Тем более что дополнительный стимул для новых достижений появился – стал отцом.

– Вот рождение дочери Мики – это точно самое счастливое, самое главное для меня событие года.  

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий