Высший Маркин

  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
  • Высший Маркин
Бескомпромиссный характер капитана «Трактора» выковало военное сталинградское детство

Юрий Маркин – безусловная легенда сталинградского футбола. Всю свою жизнь он отдал родному городу, будучи универсалом, одинаково хорошо действовал на позициях защитника и хавбека, немало при этом забивая, когда выполнял роль атакующего игрока. Поучаствовал Юрий Сергеевич и в знаменитой «французской серии» сталинградского «Трактора», о чем любезно рассказал «ВП-спорт».

Вместо дома – дедовский блиндаж

Взрослую жизнь Юра начал рано, в неполные четыре года пережив страшную бомбардировку родного города. Выжили тогда Маркины чудом. Отца эвакуировали на Урал вместе с заводом, а Юра с мамой, братом и сестрой, бабушкой и дедушкой остались в Сталинграде.

Жили они в районе Мамаева кургана. Дед как в воду глядел – недалеко от дома выкопал для семьи что?то типа блиндажа. Однажды при очередной бомбежке прямое попадание разнесло дом в щепки, и укрепленный погреб стал их жилищем.

Фашисты уже были в этом районе, они испытывали большие трудности с провиантом. О гражданских сталинградцах и говорить нечего.

– Однажды с братом рыскали по соседним огородам в поисках хоть чего?нибудь съестного, – рассказывает Юрий Сергеевич. – Нашли кочан капусты, сорвали, и вдруг как из?под земли вырастают два фашиста! Стрелять не стали, отобрали капусту и тут же стали жадно ее есть, а нас прогнали пинками…

В сентябре им удалось эвакуироваться на другую сторону реки. Пешком добрались до какого?то села напротив Дубовки. Через мелкие речушки дед перетаскивал детей на своей спине. Всю Сталинградскую битву переждали там.

Возвращались уже после разгрома Паулюса 5 февраля по замерзшей Волге на подводах. Жилье нашли в бомбоубежище на заводе «Красный Октябрь». Мама устроилась на работу – собирала и вывозила трупы погибших солдат…

В героической стране большинство мальчишек тоже хотели быть героями.

– Однажды с пацанами нашли немецкий склад противотанковых мин и принялись «выуживать» запальники, – рассказывает Маркин. – Обезвреженные мины складывали штабелями, один я штук 500 разминировал. А запальники потом взрывали на кострах, устраивая «салюты».

Островитяне в бинтах вместо бутс

Мирная жизнь постепенно брала свое. Когда в 45?м с Урала вернулся отец, семье дали квартиру в районе нынешней улицы имени 39?й Гвардейской дивизии. В 1946?м Юрий сел за парту школы № 34. А вскоре увлекся футболом – готов был играть где попало, с кем попало и чем попало. Записался в секцию в «Металлурге», где часами до мозолей оттачивал технику. В 17 лет он уже привлекался к тренировкам сталинградского «Торпедо» (с 1949?го по 1957 год «Трактор» носил это название. – Прим. авт.), играл за юношей на первенство РСФСР. В 19 лет тренер Николай Глебов пригласил его в главную команду, и с 1957 года Маркин стал игроком основного состава.

– Перед тем сезоном со всего города собрали практически всю перспективную молодежь, – вспоминает Юрий Сергеевич. – Тренировались, играли спарринги, а в итоге из этой городской сборной в команду взяли только меня.

Об играх с соотечественниками Юрий Маркин говорит лаконично. Матчей было много, голов по меркам его амплуа – тоже. А вот о международных встречах рассказывает обстоятельно и с удовольствием, ведь в то время такие игры были в диковинку.

– В 57?м играли дома с командой с Цейлона, – приводит пример Юрий Сергеевич. – И были сражены тем, что эти островитяне вышли играть босиком! Перевязали бинтами большие пальцы на ногах и вперед!

Парижская Коса на русский камень

Зимой «Торпедо» поехало во Францию, где провело серию матчей с местными клубами.

– В первой игре нам «подсунули» любительскую команду «Ред Стар». С этими парнями мы легко разобрались – 8:0. Затем сыграли еще в Орлеане (2:2), Гавре (3:2) и Витри (2:2). Заканчивали серию 1 января 1958 года в Париже уже с профессионалами «Ред Стара». Обыграли их – 3:1! Толя Ядров еще и пенальти взял! Они как раз только-только заключили контракт с игроком по фамилии Коса. У нас в команде сразу стали шутить еще перед игрой, что сейчас вот Коса найдет на камень. Ну и нашла в итоге.

Принимали тогда во Франции очень хорошо. Было много зрителей, и очень многие среди них были выходцами из СССР. Освобожденные пленные в основном. Больше женщин, вывезенных фашистами в лагеря, на заводы и фабрики. Они, понятно, уже семьи обрели во Франции и жили неплохо. Когда наш гимн играли – многие плакали. После игры подходили к нам, общались, в гости приглашали, брали автографы.

Мимо партии из?за картошки

В 1959?м Юрий Маркин случайно нашел свою вторую половину. Шли к приятелю на проводы в армию. Товарищ говорит: «Давай за девчонкой зайдем по пути – она тоже пойдет». Зашли, познакомились, и вот она – любовь с первого взгляда! С тех пор, уже 57?й год, со своей Евгенией Степановной они идут рука об руку.

Со временем он стал лидером в коллективе не только на поле, но и вне его. В 1963 году команда выбрала Маркина капитаном, чего не очень?то хотело руководство. Был Юрий «правдорубом» – мог и за ребят вступиться, и обещанные премиальные потребовать, иногда в нелицеприятной форме. Перед начальством не лебезил, неписаных номенклатурных правил не выполнял, за что и поплатился в 1964 году все той же капитанской повязкой.

На партсобрании его должны были принять в члены КПСС, но Маркин не явился на него по простой причине. С продуктами в городе было плохо, а тут знакомый предложил мешок картошки! Бросил все дела, помчался, на собрание опоздал и был не только лишен капитанского звания, но и зачислен в неблагонадежные. Партия такого отношения к себе не прощала.

Старик в двадцать восемь

Гром грянул после сезона 1965?го. Новость облетела город в считанные минуты: «Маркин отчислен из команды!».

– Я шел домой вечером после тренировки, – вспоминает Маркин. – Догоняет меня тренер Сергей Плонский и говорит: «Юра, мы тебя освобождаем из команды». Повернулся и ушел. Потом команде объяснили, что освободились от возрастного игрока. Мне всего?то было 28!

Переживания Юрия Сергеевича были небезосновательны. В то время получить звание мастера спорта по футболу было неимоверно сложно. Для этого требовались успехи в Высшей лиге (класс «А»). Игрокам низших лиг могли присвоить звание, если футболист отыграл 10 лет в одной команде. У Маркина за спиной было девять.

Буквально на следующий день он получил приглашение играть в Пензе, но отказался и пошел в «Энергию» из Волжского. И на первых же сборах команды на юге получил заманчивое предложение от «Балтики».

– Их представители прямо сказали – перейдешь к нам, будешь жить на берегу моря, – рассказывает Юрий Сергеевич – Вот, говорят, твои ключи от квартиры. Сам я, конечно, не стал принимать решение и позвонил домой жене. «Хочешь жить на берегу моря в двухкомнатной квартире?» – спросил я. А в ответ: «Нет, нет, нет». И я отказался.

Звание на кухне Симоняна

После первого сезона в «Энергии» приехал в Волгоград из Москвы проверяющий деятельность ШВСМ – приятель Маркина. Он?то и узнал, что до мастера спорта футболист не доиграл. «Я скажу в Москве кому надо. Ты же все равно в одной области играешь», – пообещал на прощание.

– Оказывается, он зашел к Никите Симоняну, нашему общему знакомому, – рассказывает Маркин. – Легенда советского спорта в то время в Федерации футбола отвечал за награды и разряды. Сказал, чтобы быстро прислали необходимые документы. А через какое?то время я поехал в Москву. Симонян пригласил к себе домой и за ужином, под рюмочку, вручил мне удостоверение мастера спорта СССР по футболу…

Карьеру футболиста Юрию Маркину пришлось закончить слишком рано. В начале своего второго сезона за «Энергию», в одной из игр, в жестком единоборстве он получил перелом ноги. Травма оказалась такой, что играть на высоком уровне было невозможно. Надо было полностью менять жизнь. Он не стал ныть и не сломался – работал слесарем, экспедитором, тренером заводской команды, такелажником на Севере. Уже в 90?е о Маркине вспомнили и позвали работать в городской спорткомитет, а позже и в школу высшего спортивного мастерства. Именно здесь, на педагогическом поприще, Юрий Сергеевич нашел наконец работу по душе. Свой спортивный путь он завершил в должности завуча и футболу не изменил.

Фото из архива Юрия Маркина

Поделиться в соцсетях