«Я полжизни в единоборствах. Потому что сумасшедший!»

Свой первый поединок в октагоне Кадль провел уверенно
На состоявшемся в начале сентября в Волгограде турнире по ММА АСВ 44 Young Eagles выступал немного необычный боец. Уроженец Палласовки Кадль Сапаров в преклонные по спортивным меркам 39 лет решил дебютировать на октагоне. И сделал это успешно, досрочно одержав победу над своим куда более юным соперником. После боя Сапаров сразу заявил, что поединок был для него первым и последним на профессиональном уровне. Корреспондент «СПОРТ- ТАЙМ» Адиль ЗОДОРОВ решил побеседовать с ветераном боевых искусств и узнать о причинах его столь позднего прихода и мгновенного ухода из ММА.

«А чем я хуже?»

– Этот бой действительно был для вас первым и последним в октагоне?

– Вообще, думаю, что последним, но после турнира стали поступать предложения, над которыми сейчас размышляю. Вполне возможно, что еще год-два все-таки поучаствую. Пока же тренирую молодежь, воспитываю подрастающее поколение.

– Вы сказали, что всегда хотели сразиться в клетке. С чем было связано это желание?

– В первую очередь с сугубо спортивным интересом. Дело в том, что октагон примерно того же размера, что и борцовский ковер. Вообще у меня база – армейский рукопашный бой, но еще я занимался вольной борьбой, когда обучался в физакадемии. Поэтому мне было интересно подраться именно в октагоне – применить весь арсенал своих навыков на такой площадке, удобной для борца. У ринга все-таки форма совсем другая.

– А клетка?

– Закрытое пространство, в котором боец, как бы это парадоксально ни звучало, чувствует себя более открыто. Плюс к этому мне всегда хотелось побиться на столь высоком уровне. Ведь за годы занятий АРБ я встречался на ковре со многими бойцами, которые впоследствии добились славы. Например, с Расулом Мирзаевым.

– Когда это было?

– В 2006 году мы встретились в полуфинале турнира «Кубок Дона», и я выиграл по очкам. Я рассказал об этом случае после своего боя на октагоне, но прошу заметить, что акцент делался не на победе, а на том, что мне доводилось биться с таким известным спортсменом. Отсюда и появилась мысль выступить на профессиональном уровне. Если те, с кем я дрался в молодости, добились успеха, почему бы мне не попробовать? Вообще я, наверное, сумасшедший: без малого в 40 лет, будучи отцом троих детей, выхожу биться. Но ведь я половину всей жизни отдал единоборствам, и хотелось хотя бы на старости лет себя проявить на профессиональном уровне.

– Мирзаев, увы, известен не только спортивными достижениями. Как можете прокомментировать резонансный случай с его участием, активно обсуждавшийся несколько лет назад?

– Я не возьмусь осуждать кого-то, в том числе и Мирзаева. Единственная его ошибка заключалась в том, что в священный месяц Рамадан он оказался возле не самого культурного места и в не самой адекватной компании. Что же касается нанесенного Расулом удара, уверен, он не преследовал цели убить парня. А на его месте, наверное, любой мужчина пустил бы руки в ход. – У вас подобные случаи были?

– Да, дважды. В подробности вдаваться не хотелось бы. Скажу только, что меня Всевышний уберег от того, что случилось с Мирзаевым, – от моей руки замертво никто не падал. Но пару раз действительно приходилось применять свои навыки. В 90-е народ был менее спокойным и цивилизованным, чем сейчас, а я к тому же ниже 170 см ростом и весил меньше 60 кг, на человека опасного внешне никак уж не походил.

«Мужчина должен уметь драться!»

– А в детстве много дрались?

– Тогда драки были для нас спортивным моментом. Мы могли побиться, а затем встать и вместе пойти играть в футбол, не держа зла друг на друга. Сейчас заметил, мальчишки в детстве дерутся гораздо меньше. И в какой-то степени это даже плохо.

– Почему?!

– Поймите правильно: я ни в коем случае не призываю решать любые споры кулаками! Напротив, считаю это последним выходом из конфликтной ситуации. Но мужчина должен уметь постоять за себя! Если он может защитить себя, то, скорее всего, сумеет постоять также за свою семью и родину, а это важно.

– А как пришли в единоборства?

– Вообще я и мой брат-близнец – самородки. Мы росли в деревне, возможности где-то тренироваться вплоть до армии не имели. Но у нас были родственники- спортсмены, когда приезжали в гости, они нас кое-чему учили. Мы постоянно играли в футбол, ездили верхом, работали, в том числе у дедушки на фазенде. Поэтому были довольно крепкими, а главное – очень выносливыми. В 1994-м нас призвали в Ракетные войска, на полигон Капустин Яр, и тогда появился шанс заняться спортом профессионально. В части мы сразу стали одними из лучших в армейском рукопашном бое – несмотря на отсутствие техники, брали свое за счет сильных ударов и выносливости.

– Сходиться на ковре с братом приходилось?

– Многократно оба попадали в финал. Но отец воспитал нас так, чтобы мы не дрались друг с другом. А я младше на 15 минут, поэтому всегда без боя отдавал победу брату. Но как-то раз командир хотел заставить нас побиться. Сказал, выйдете друг против друга на праздновании 50-летия победы в ВОВ. Мы уточнили, что бой должен быть показательный, без нанесения ударов. Он же уперся: нет, настоящий. Либо деритесь, либо отправлю вас куда-нибудь подальше отсюда.

– И как отреагировали?

– Ответили: сами уедем. А в итоге не уехали, а улетели. В Архангельскую область. Получилось, перевелись в стан главного конкурента нашей части. А на первых же соревнованиях наш полигон Мирный взял верх над Капустиным Яром. Раньше такого не было. И тогда к нам подошел наш бывший начфиз, спросил, как это мы оказались в Мирном. Мы рассказали историю, на что он заявил: дослужите «срочку», жду вас у себя. Позже мы действительно оказались у него.

«Армия мне очень помогла»

– В армии бойцовские навыки помогали?

– Да, мы никогда не давали в обиду слабых. И вообще армия многому научила. Был у нас один полковник – за все годы не услышал из его уст ни одного бранного слова. Человек всегда вел себя достойно и демонстрировал нам, молодым, что значит с честью носить мундир русского офицера. На таких мы и старались равняться. Наверное, вы замечали, что по-настоящему сильные люди всегда спокойны. И набожны. Взять Федора Емельяненко или Хабиба Нурмагомедова. Кто-нибудь видел, чтобы они позволили себе лишнее?

– А вы перед первым выходом на октагон молились?

– Конечно. Но в первую очередь я просил Всевышнего не о победе, а о том, чтобы не допустить возникновения гордости и высокомерия. Не хотелось, чтобы эти чувства как-то вкрались в мое сердце.

Досье "СПОРТ-ТАЙМ"

Сапаров Кадль Махметулаевич. Родился 14 ноября 1976 в Палласовском районе. В 2001 году окончил ВГАФК. Чемпион России по АРБ. Четырехкратный чемпион России по АРБ среди таможенных органов. Мастер спорта по АРБ, рукопашному бою и русскому бою.

 

DNG

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет