Олимпиада для Иванова

Если кому известен еще один случай, чтобы боксер в 36 лет стал дебютантом Олимпийских игр, очень удивлюсь. Мне история волгоградского ветерана спорта Владимира Романовича Иванова показалась уникальной.

Всем скептикам назло
Мальчишка из крохотного поселка, затерянного в лесах Красноярского края, никак не мог предугадать, что ему уготована столь необычная судьба. Его детство пришлось на послевоенное время. В школу приходилось ездить за 50 километров. Да и работать начинали очень рано, чтобы помочь родителям семью прокормить. В общем, в 16 лет сидел Вова Иванов все еще в 8 классе. Тогда же впервые в жизни надел боксерские перчатки.
По меркам сегодняшнего дня для большого спорта это не просто поздно, а очень поздно. Но о медалях и победах он тогда и не задумывался. Тем более что, подрабатывая где только мог, изуродовал поочередно несколько пальцев на обеих руках. Какие там Олимпиады!
В 21 год Владимир вслед за братом перебирается в Волжский, где строилась ГЭС. Жизнь в бараке, тяжелый труд не смущали сибиряка. Главное, есть шанс на лучшую жизнь. Работал кочегаром, слесарем, строителем – кем придется. А в свободное время – на танцы. Где нередко вместо того, чтобы барышню в вальсе кружить, приходилось драться. Слава о страшном ударе приезжего малыша (его вес не доходил и до полусотни килограммов) быстро облетела стройку. Многим хотелось проверить, насколько верны эти слухи. «Да я его соплей перешибу!». Новичка задирали, а он и рад лишний раз помахать кулаками. Удар и впрямь был редкий по силе.
Вскоре сибирского паренька пригласили на волгоградский завод «Красный Октябрь». После работы Иванов регулярно тренировался и все чаще участвовал в соревнованиях. Спортивные показатели тоже были мерилом деятельности руководства предприятия, которое мало интересовали слесарные способности Владимира Иванова, хоть и зачислили его в блюминговый цех. Чемпионат ДСО «Труд», городские, областные соревнования – одни победы. Карьера боксера развивалась стремительно.
Правда, всерьез «мухача» с берегов Волги долго никто не принимал – старый. Но назло скептикам в олимпийском 1968-м в 32(!) года Иванову впервые удалось выиграть «золото» чемпионата СССР в наилегчайшем весе. Эти соревнования были одновременно этапом отбора на поездку в Мехико. Но в олимпийскую делегацию новоиспеченного чемпиона не включили – старый. Зато посоветовали: выправи себе новые документы с другой датой рождения, «омолодись» хоть на несколько лет. Но в такие игры он никогда не умел и не хотел играть.
Отношение к ветерану становилось все более прохладным, если не сказать потребительским. Безотказного, исполнительного волгоградца все чаще стали использовать в спарринге со спортсменами из более тяжелых весовых категорий. А ровно через четыре года Иванов снова удивил: выиграл чемпионат СССР. И его включили в состав сборной. Поспособствовала этому отчасти и поднявшая шум спортивная пресса, призвавшая к справедливости. До этого Иванов всего однажды побывал за рубежом. На международном турнире в Берлине ему не было равных. В числе других превзошел и восходящую звезду Георгия Гедо. Не знал он тогда, что очередная встреча с венгром запомнится на всю жизнь.
И Ласло Папп снял перед ним шляпу
Перед финальным боем за звание чемпиона России тренер сказал: имей в виду – в твоей победе, кроме нас с тобой, никто не заинтересован. Желающих поехать на Олимпиаду хватает. Проиграешь – спишут тебя окончательно. «Всю ночь не спал, – вспоминает Владимир Романович, – думал, как мне победить. Сроду такого со мной не было. После разминки сел, и отключился, как провалился. Минуты не прошло, меня толкают – вперед! А я уже за эти секунды словно заново родился. И выиграл бой». 
Перед поездкой в Мюнхен команду инструктировали по полной программе. Как одеваться, как себя вести, куда ходить, а куда не надо. И вообще, дескать, не показывай, что ты из России. Но показать себя хотелось. Он понимал, что в 36 лет у него в первый и в последний раз появился шанс добиться настоящего успеха. Замечал, конечно, что улицы там чистые, а люди вежливые, что очередей нет, и в общественный транспорт никто по головам не лезет. Но главным магнитом был ринг. Первый бой выигран, второй, а в четвертьфинале, открывающем путь к медали, его ждал тот самый венгр – Георгий Гедо. Первый раунд остался за соперником, выигравшим два очка, во втором и третьем Иванов был сильнее. Счет записок 58-58.
– Я знал, уверен был, что выиграл, но победу отдали венгру, – горячится и сегодня Владимир Романович. – Все об этом знали. На другой день тренеры сказали, что арбитры, судившие этот матч, дисквалифицированы. Но легче не стало. Даже после того, как ко мне подошел легендарный тренер венгерской команды, трехкратный олимпийский чемпион Ласло Папп. Он снял шляпу и извинился. Вот так закончилась для меня Олимпиада. А Гедо стал потом олимпийским чемпионом.
…Владимир Романович перебирает значки и медали, пристегнутые к вымпелу. Лицо его оживает.
– Вот этот значок – за матчевую встречу с американцами. Она первый раз в 1970-м проводилась, ажиотаж сумасшедший был. А у меня самый первый бой, «мухачи» же всегда первыми начинают…
– …Я всего раз видела мужа по телевизору, – вступает в разговор его супруга Любовь Кирилловна, – и именно этот бой. Поначалу сильно переживала. Американец-то на голову выше был. Но уже во втором раунде Володя победил за явным преимуществом. А вообще мне за него обидно было. Говорили много раз, что у него техники нет, а после этой встречи с американцами назвали самым техничным.
После Олимпиады, как ожидали многие, Владимир Романович не повесил перчатки на гвоздь. На ринг выходил до 42 лет. В турнирах участвовал, но все чаще опять в спарринг ставили. «Я в экспериментального человека тогда превратился, – говорит он. – Раз тренер сказал «выходи», значит надо». На «мухаче» с убойным ударом с удовольствием оттачивали технику и полутяжи, и те, кто еще потяжелей. Не одному из них после таких спаррингов в нокдауне пришлось побывать. Только в 42 перестал боксировать, но еще не один год потом проработал тренером».
– А что, Владимир Романович, форму-то еще поддерживаете? – в шутку спросил его перед уходом.
– Мне 8 февраля 76 будет, но здоровье еще есть, – ответил он и неожиданно встал напротив меня в боевую стойку.
Прощание получилось скомканным. А ну как захочется бывшему «мухачу» показать, насколько хорош до сих пор его знаменитый хук правой? Многая лета, Владимир Романович!