Волгоградка: «Это самый страшный день из тех, что тогда пережила»

«Волгоградская правда.ру» продолжает публиковать воспоминания волгоградцев, оказавшихся в 1942 году в центре массированной бомбардировки Сталинграда фашистами.

Тамара Васильевна Колбасина встретила авианалет прямо на улице. Вместе с соседской девочкой она пошла за хлебом. По пути школьницы увидели, как над Сталинградом пролетел самолет фашистской разведки. С него на землю посыпались листовки, в которых немцы убеждали жителей не сопротивляться. Не придав этому значения, девочки продолжили свой путь в магазин.

– Отоварили карточки, пошли домой по разным улицам: соревновались – кто быстрее. Она – по нынешней Профсоюзной, а я по Баррикадной. И вдруг гул самолетов, который стремительно нарастал. Когда добежала до пожарки, то крылья солнце закрывали. Летели фашисты очень плотно, свастику хорошо было видно, – вспоминает Тамара Васильевна. – Все закричали: ложись! Я упала на колени, круглой буханкой накрыла голову и начала молиться. Мой папа – учитель, нас не приобщали к вере, но мама меня потихоньку научила. «Матушка, владычица морская, спаси!»

Вокруг творился ад, рассказывает волгоградка. Одно из стекол, пролетавших мимо, поранило ее.

– Потом все затихло, они ушли на разворот, и какие-то руки подняли меня, окровавленную. Оглянулась – солдат с перевязанной головой говорит: «Живая!..» Как бы для себя сказал. Схватил меня за руку и потащил к железной дороге, где были вырыты траншеи. В одной из них он меня и оставил, – добавила Тамара Васильевна.

А Ираида Константиновна Помощникова теперь всю жизнь помнит, как солдат учил ребят бояться не тех бомб, что словно прямо на тебя падают, а тех, которые будто в сторону летят: которые над головой – улетят в сторону, а вот другие могут и упасть прямо на человека.

– В моей памяти 23 августа – самый страшный день из тех, что тогда пережила, – говорит волгоградка. – Мы жили в бараках, где сейчас больница Ильича, а раньше то место называлось «Металлоплощадка». Бежали мы оттуда вместе с солдатами к Волге, а на небо смотреть было страшно – все в самолетах с крестами. Бежим и видим вдруг убитую молодую женщину с косой длинной, а по ней ребенок ползает. Она его, видно, кормила, потому что он почти голенький, только короткая рубашечка на нем. Я приостановилась, и вот тут меня ранило. Бабушка поворачивается ко мне, а я вся в крови.

Ираида Константиновна вспоминает, как после бомбежки к ее бабушке подошла знакомая женщина и сказала: «Александровна, давай сдадимся немцам…» 

– А бабушка ответила: «Я лучше буду умирать с нашими солдатами на своей земле, но не сдамся». Вот такая у меня бабушка была. Воинственная.

Воспоминания других волгоградцев об этом страшном дне читайте здесь.