Волгоградская область вспоминает своих героев Первой мировой войны

Сегодня во многих странах отдают дань памяти героям Первой мировой. Ровно 99 лет назад, 11 ноября 1918 года, Германия подписала перемирие с Антантой. Эта война не оставила и следа от представлений людей конца XIX века о всеобщем благе, торжестве гуманизма, науки и разума – не зря последние годы перед Первой мировой называют «концом прекрасной эпохи».

Память о Первой мировой в современной России хранят, но о ней осталось намного меньше документальных свидетельств, чем о Великой Отечественной, и тому есть веские причины. Дело не только в давности лет. Пока в Европе гремели последние бои, в России разворачивались революционные события 1917-го и последующих лет.

Революция уничтожила старые ценности и олицетворяющие их символы, теперь историкам приходится по крупицам восстанавливать сведения о предреволюционном времени, о боях, солдатах и незаслуженно забытых событиях тех лет. Но эта работа идет, издаются книги, открываются выставки, снимаются фильмы, а на улицах городов появляются памятники. Например, в 2014-м, в год столетия начала Первой мировой, в Волгограде открыли памятник ее царицынским героям в виде Георгиевского креста с накинутой на него шинелью и двуглавым орлом.

Чубатый удалец

Одним из героев этой войны, которую в СССР называли империалистической, был наш земляк Козьма Крючков, уроженец станицы Усть-Хоперской Области Войска Донского, ныне это Серафимовичский район Волгоградской области. Имя Крючкова было на устах у всей России. В годы Первой мировой он смотрел на россиян с патриотических плакатов, обложек журналов, газетных страниц, папиросных пачек и даже лубочных картинок, на которых он, чубатый удалец, нанизывал, как шашлык, на пику карикатурных пузатых германцев. Про него написали несколько брошюр, в его честь сочинили песню, сняли фильм «Подвиг казака Кузьмы Крючкова», его портрет писал Илья Репин, в честь героя был назван пароход «Козьма Крючков». Столичные красавицы специально ездили на фронт, чтобы познакомиться со славным героем.

«Мне этот бой не забыть нипочем…»

Козьма Крючков родился в 1890 году (по отдельным источникам, в 1888-м) в семье казака-старовера Фирса Ларионовича Крючкова. На службу в 1911 году он ушел человеком зрелым, отцом семейства. Сослуживцы вспоминали, что Кузьма был застенчивым, но в тоже время искренним и смелым. Особенно отличился он в бою 30 июля 1914 года, это было одно из первых боевых столкновений с немцами недалеко от польского городка Кальвария.

Сам Крючков этот бой описал так: «Нас было четверо – я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Меня окружили одиннадцать человек. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею поодиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненых лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так – уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым Георгиевским крестом».

Георгиевский кавалер

Отлежав пять дней в госпитале, Кузьма Фирсович вернулся в свой полк, который был переведен на Румынский фронт, и оставался там же до выхода России из войны. Осенью 1915 года за отличия в боях Крючков был награжден Георгиевским крестом 3-й степени. С десятью казаками, добровольно вызвавшимися идти в разведку, он смело атаковал расположившийся в деревне вдвое превосходящий их по количеству отряд германских кавалеристов. Половину немцев уничтожили, половину взяли в плен, а кроме того, изъяли ценные документы, касающиеся расположения германских войск.

За отличия в боях осенью 1916 года был награжден Георгиевской медалью «За храбрость» 3-й степени. 8 февраля 1915 года Козьма Крючков во время парада был произведен в вахмистры. Генерал пожал ему руку и сказал, что гордится служить в одной части с героем. Напомним, что Георгиевские награды вручались исключительно за боевые подвиги и ими гордились больше, чем другими наградами. Участвуя в серьезных боях в Польше в 1915 году, Крючков несколько раз был ранен. К концу войны он был награжден двумя Георгиевскими крестами и двумя Георгиевскими медалями «За храбрость», золотым Георгиевским оружием, дослужился до подхорунжего.

«Братцы, за мной!»

После февральской революции 1917 года его избирают председателем полкового комитета, но армия тогда разваливалась. Полки возвращались на Дон, деморализованные, разоруженные. Но 1918 год вновь заставил взять в руки оружие.

В начале августа Крючков командовал одним из подразделений арьергарда Донской армии, удерживая наседавших красных в районе станицы Островской, близ моста через реку Медведицу. Мост нужно было удержать любой ценой. Красные, выйдя к мосту, выкатили по сторонам моста два пулемета и начали окапываться. Вероятно, в тот момент Крючков понял, что возникла минута, которой нужно воспользоваться. Он выскочил с шашкой к мосту один, крикнув на бегу казакам: «Братцы, за мной, отбивайте мост». Пятеро или шестеро казаков прикрытия кинулись за ним. Однако с моста навстречу им шел целый взвод красных, более сорока человек. Казаки остановились. Остановились и красные, видя, что на них в атаку бежит всего один человек. По рассказам, Крючков успел добежать до ближайшего пулеметного гнезда и срубить пулеметный расчет из китайцев, когда его скосили из соседнего окопа пулеметной очередью. Схватка все же завязалась, в суматохе казаки успели вытащить героя из-под огня. Он был изрешечен пулями.

Умер Козьма Фирсович от ран 18 августа 1919 года.

 

Фото из официального аккаунта в соцсети музея-заповедника «Сталинградская битва».

Комментарии

Мой двоюродный прадед погиб в плену в Австро-Венгрии в 1918 году!

Добавить комментарий